Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

56

знают мудрейшие и ученейшие. Отставной солдат, бредущий на родину из Питербурху, порой просто неведомый "проходящий человек" кинут порой такое вещее "слово", и пойдет оно перекатываться от деревни к деревне, от мира к миру, пробираясь, как лесное эхо, в самые глухие уголки русской земли, где всего живее полумистические суеверные понятия... И по дорогам к Питербурху потянутся мирские ходоки, уверенные, что от проходящего человека они получили самую настоящую формулу заклинания... Теперь, при тусклом свете костра на пустынной отмели, лесные люди -- я знал это -- предполагают и во мне такого "проходящего", владеющего, быть может, тайной вещего слова... И я знал также, что разговор наш должен перейти неизбежно в столкновение двух мировоззрений...

            . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

            Еще пара уток со свистом вылетела из-за леса, но теперь они уже не испугались: костер чуть дымился, мы все лежали неподвижно. Птицы грузно шлепнулись на воду, и вскоре их довольное крякание присоединилось к многочисленному хору утиных голосов, с некоторых пор раздававшемуся на темной реке. Тут было и тихое воркование, и удалые посвисты, и хрюканье, и будто даже собачий лай... Шла какая-то оргия птичьей породы... А около костра слышалось дыхание четырех спящих. Я с невольной улыбкой смотрел на них, и мне казалось, что это четыре ребенка спят у огонька на отмели. Самый наивный из них был, на мой взгляд, знаменитый медвежатник и ходатель за мирское дело -- Аксен...

         

      VIII

      На кордоне.-- Лесная пустыня.-- Волга

           

            Я проснулся от холода перед самой зарей... На деревьях висела и качалась туманная пелена; разрывалась клочками, уходила в чащу и все двигалась вдоль узкого русла вниз по течению. Слышался треск. Это угрюмый Парфен удалялся на озеро, нагруженный ворохом сетей. Аксен бродил по берегу, подбирая на белом песке черные коряги для потухшего костра.

            -- Спи-лежи,-- сказал он, подойдя к теплине и разворачивая голыми руками притаившийся под золою огонь...-- Рано еще, вишь, не вовсе и ободняло.

            -- А вы куда, Аксен Ефимыч? -- спросил я, видя, что он натягивает зипун, которым был накрыт ночью.

            -- На озеро... Рыбки наловить на уху... потом за работу.

            -- Ну, значит, прощайте... В городе будете -- заходите.

            -- Ну? -- обрадованно спросил Аксен.-- Нешто зайти?..

            -- Конечно... Я помогу вам найти верного человека.

            -- Спаси бог, добрый человек... А где ж нам тебя разыскать будет?

            Я записал на листке адрес. Аксен тщательно свернул бумажку и сунул ее в пехтерь. Затем он догнал своего мрачного товарища, который, обогнув отмель, мелькал между стволами сосен. Оба они остановились, и я догадался, что благодушный Аксен опять старается восстановить мою репутацию. Потом оба исчезли в чаще...

            Часа через три мы подплывали к кордону на речке Пугае. В этой части Керженца все чаще темная островерхая ель сменяется стройной сосной. Кордон стоял на опушке прекрасного задумчивого бора. Просторные новые избы с пристройкой весело отражались в реке... Две сильно рассохшиеся шестивесельные лодки, в которых в большую воду лесничие совершают свои объезды по

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту