Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

62

у которой, причаленная к корме, трепетала наша верная лодочка, сданная мною для доставки в Нижний... И мне стало немного грустно расставаться с доброй "посудинкой", служившей нам столько дней, укрывавшей нас столько раз от холодного ночного ветра и от ливня в темную, грозовую ночь...

            Лунный свет бесконечным столбом лег сзади по широкому руслу Волги, и золотая рябь прыгала, сверкала, переливалась расплавленным золотом за колесами парохода.

            Несмотря на усталость, я не уходил с верхней палубы. Мне хотелось еще раз кинуть взгляд на керженское устье и попрощаться с пустынной рекой, оставившей в душе столько своеобразных впечатлений.

            Вот уже Макарий назади, и его купола, его старые стены, его кресты выделяются на потемневших горах противоположного берега. Вот последний паром скользит в светлом тумане от лысковской пристани. Вот чуть видные притаились в ложбинках Татинец и Слопинец, старинные разбойничьи села, о которых говорит до сих пор недобрая поговорка: "Татинец и Слопинец -- ворам кормилец!"

            А вот направо и остров... Жадно взгляд проникает сквозь тонкий туман. Вот завешенные прозрачною мглой дремлют две горы, и тонкая расщелина, пронизанная лучом, чуть-чуть брезжит между ними... Это устье и "шум" старого Керженца.

            И невольно воображение летит за этой полоской тонкого лунного сияния, все далее, по изгибам и кривулям пустынной реки, и картины недавнего пути встают одна за другой... И видится мне наша лодочка, скользящая между "задевами" и скрюченными лапами лесных мертвецов...

            Остров остался позади, исчезли, как мечта, очертания керженского устья, гудят свистки, какие-то огни летят на нас, валится мимо шум и грохот, и, ломая широкую гладь волжского простора, мчится весь освещенный огнями гигант "Кавказ и Меркурий". Я устал, мне грустно, и кажется мне, что так же быстро бежит наша жизнь, что прошлое так же исчезает в тумане воспоминаний.

            Пора! Я кидаю еще один взгляд назад, в неопределенную синюю даль... Исчез уже и Макарий... Огоньки, мглистое сияние, слабые трепетные отражения... Потом столб лунного света и одинокая баржонка сонно качается над засыпающим простором могучей реки...

           

            1890

         

      ПРИМЕЧАНИЯ

           

            Очерки написаны в 1890 году и тогда же опубликованы в газете "Русские ведомости" (NoNo 211, 223, 234, 253, 255, 263, 269, 297, 335, 353). В 1914 году в переработанном виде они были напечатаны в пятом и шестом номерах журнала "Русское богатство". Очерки явились результатом путешествия писателя летом 1890 года по рекам Ветлуге и Керженцу.

            Бимс (англ.) -- поперечная балка, поддерживающая палубу.

            Мельников-Печерский П. И. (1819--1883) -- писатель. Состоя в должности чиновника особых поручений при нижегородском губернаторе, жестоко преследовал раскольников. В 1871--1881 гг. написал романы "В лесах" и "На горах", посвященные быту старообрядческого купечества и деревенского кулачества.

            Карш -- замытое в песке под водою дерево.

            Столповой напев -- чтение нараспев на две ноты.

            Кулига -- полоса, клин леса.

            Лутдха -- липка, с которой содрано лыко. Борть -- выдолбленный чурбан, употребляемый как улей. Рамень -- лес, находящийся

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту