Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

2

        -- И, конечно, вы, милашки, запахали больше, а в декларации наврали...

            В головах заскреблись еще сильнее.

            -- Оно самое,-- сказал Сидор.-- У каждого ектар, ектар жуматати лишку ангасыть {Гектар, гектар с половиной нашел лишних.}.

            Доктор плюнул и, качая укоризненно головой, сказал:

            -- Мы-ы-ый... Умные вы головы!.. Что ж вы ко мне притащились? Что я вам: такое лекарство пропишу, чтобы с вас денег не брали? Убирайтесь вы к чортовой матери!

            -- Постой, домну докторе. Чего рассердился?

            -- Что дюже горячий стал! Нечистого поминаешь!.. Ты слушай нас. Не все вить еще...

            -- Что же еще?.. Говори толком...

            -- Видишь ты. Вымерял, потом кажеть: "Давай деньги по декларации". Мы обрадовались: думаем, пронесло. Отдали деньги по декларации, честь честью.

            -- Расписки взяли?

            -- Взяли. Как без расписок.

            -- Ну, так что же?

            -- А то: теперь взыскиваеть утрое... Значить: удвое аменд {Аменд -- штраф.}. А за что еще третий? Когда по декларации уже плачено. Правильно его?

            -- Какой ето закон,-- вдруг возбужденно прорвалось в толпе.-- При турчине никогда етого не было...

            -- И рамун скольки годов землю не мерял!

            -- Теперь на тебе: давай мерять...

            -- Стойте вы, чего глотки дерете! -- закричал доктор.-- Сказано: говори один.

            -- Хвадей, говори... Ты, Сидор, говорите...

            -- Да мы разве не говорим. Не чуете, али как? Уши позакладало?.. Говорим: теперь утрое требуеть.

            -- Кто требует?

            -- Да кто? Рамун. Перчептор. С епистатами {Epistat -- полицейский, вроде наших жандармов.} приехал,

            -- Тот самый, что выдал расписки?

            -- Он.

            -- Нет, не той, другой...

            -- Кто их там до лиха разбереть... Рамун, функционар.

            -- Все одним миром мазаны...

            -- А вы расписки показывали?

            -- А то нет, под самый нос совали: подивись, домнуле...

            Липоване опять заволновались. Пошел беспорядочный, возбужденный говор.

            -- Ну стой! -- остановил опять доктор.-- Будет. Поезжайте по домам. Я вам завтра человека пришлю.

            -- На етом вот спасибо. Дыдыкало положим у нас. Вторую неделю поим.

            -- Дыдыкалу гоните в шею...

            -- Чуете, доктор своего пришлет.

            -- Подождем, когда так.

            -- Доктор, можеть,-- к самому префекту сходить? -- закинул Сидор, глядя на доктора вопросительно исподлобья.

            -- К кому и идтить, как не к префекту...

            -- А ты ему, докторе., хочь и префекту, тоже не очень верь... Ты нас слухай, что мы говорим.

            -- Ну, ну! учите меня,-- сказал доктор презрительно.-- Я хуже вас знаю, куда идти и кому верить. Ступай, ребята, ступай, проваливайте!

            И он своей сильной рукой стал поворачивать липован и поталкивать их в спины... Толпа расходилась. Остался еще Сидор. Он подошел к доктору ближе, оглянулся на уходящих и сказал:

            -- Сделай милость, Ликсандра Петрович,-- похлопочи уж. А то у нас такой калабалык пойдет -- не дай бог.

            Его умные глаза печальны. В грубом лице виднеется скорбь "мирского человека", озабоченного серьезным положением дела.

            -- Сам знаешь, какой у нас народ. Все еще которые турчина вспоминають.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту