Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

4

вот так... Пожалуйте... сюда... в калитку... Навались, Семен, руку-то отдерни... Ну, господи благослови... Пож-жа-а-луйте. Ух...

            У тесной калитки образуется какой-то ком людских тел, потом все это проваливается во двор. На улице светит тусклый фонарь, и ветер поворачивает надпись на красном фоне: "Управление XX участка... Пожарный сигнал..."

            Мой собеседник, который тоже было попал во двор, выскакивает оттуда, вытирая лицо платком. Он добросовестно пытался затруднить дворникам исполнение их обязанностей, рискуя разделить участь друга... Выскочив на улицу, он оглядывается с выражением разочарования и испуга и внимательно читает надпись на фонаре...

            -- Господи ты, боже мой,-- говорил он таким тоном, как будто и этот фонарь, и эта надпись представляют какое-то сверхъестественное явление.-- Когда же это?.. Каким образом?.. С каких пор? Вот ведь история...

            -- В чем дело? -- спрашиваю я.-- Ведь вы говорите -- протекция.

            -- Ах, боже мой. Да ведь протекция-то, понимаете, не здесь, а на Бассейной. А здесь никакой протекции нет... Протокол... Пожалуй, еще бока намнут... Вот те и октябрист... Как вы думаете?

            В его лице исчезло недавнее радостное возбуждение. Оно печально, озабоченно, испуганно, уныло. В переулке безнадежно сеет мелкий дождь... Из калитки выходит башнеподобная фигура с бляхой на шапке. Другой дворник, очевидно, остался для составления протокола.

            -- Господин дворник,-- подскакивает мой собеседник к вышедшему.-- Не угодно ли папиросочку?.. вот... берите... две-три... сколько угодно. Ну, что там? Как?

            Дворник милостиво берет мокрыми пальцами папиросы и говорит:

            -- Да что. Дело уже так затерлось, что доходит до протокола...

            -- Неужели до протокола?.. Ах, боже мой... Г-н дворник? Нельзя ли как-нибудь?

            -- Навряд. Под шарами, пожалуй, и заночует...

            -- Ах, боже мой, ах, боже мой! Да как же это? Да почему вы его направили сюда? Мы думали -- на Бассейную.

            -- Да что ж на Бассейной?.. Одна сласть и там. Не безобразь...

            -- На Бассейной, понимаете, дежурный-то околоточный Иван Поликарпович, знакомый. Может, и вы знаете.

            -- Ну, знакомый, тогда, конечно!.. Ежели бы квартала через два потрафил, по ту сторону, тогда действительно на Бассейную свели бы. А тут, значит, вышло в том смысле, что в здешнем участке...

            -- Ах ты, господи боже...

            -- Прощения просим,-- вежливо произносит дворник.-- Нам, извините... все одно. Мы не то что, а дело наше такое: приказано -- веди... Ежели бы он у городового номер не писал...

            -- А он писал... Верно! Ах, дурак, ах, дурак...

            -- То-то и есть. Городовому тоже -- какая надобность... Тем более, хозяин отступился. Шесть копеек -- капитал ничтожный... А ежели номер записал,-- городовой должен оправдать себя... Например -- жалоба. Они, скажем, скандалили. Одначе, скажут, ты, городовой, их за скандал не представил, а от них, между прочим, заявление... Кто виноват останется?

            -- Верно, ей-богу, верно. То есть вполне справедливо... Ах, боже мой...

            -- Как же можно, господа. Тоже и городовой... Надо войти в положение. Судите сами... Ну, окончательно просим прощения...

   

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту