Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

1

          II

        Мы на углу  Верхней Юрковской и  Половецкой. Второй от угла двухэтажный деревянный домик. В нижнем этаже над дверью вывеска-- монополия.

        Здесь, в  верхнем  этаже, жили супруги Чеберяковы. Он  мелкий  почтовый чиновник,  безвольный  и безличный. Она  --  особа с  очень ярко  выраженной индивидуальностью. У них было трое детей мальчик Женя и две дочери. Одевала она их, особенно девочек, довольно чисто, держала, как барышень. Старалась завести  знакомства  с соседями, приглашала  их к  себе,  обещая  интересное общество  профессоров  и врачей. Теперь,  если  есть что-нибудь в этом  деле установленное вполне  прочно, то это тот факт, что мнимые профессора и врачи были  профессиональные  воры.  В  квартире  г-жи  Чеберяковой был  известный полиции воровской притон, и сама она осуждена за кражу.

        Внизу  живет сиделица монополии, г.  Малицкая.  Она  утверждает, что  в марте, около  дня  убийства Ющинского, слышала у  себя  над  головой сначала детские шаги, как будто  вбежал ребенок. Потом шаги взрослых,  потом детские заглушенные стоны и возню.

        Что-то тащили, и  одно время эта возня имела такой характер, как будто делали  мерное танцовальное  па.  Потом  что-то  пронесли, все стихло.  И в квартире,  по  показанию  других  свидетелей, некоторое время царил будто бы темный  ужас.  Боялась  чего-то    Чеберякова,  безотчетно  пугались  гостьи, приглашенные к ней ночевать.

        Во  время  судебного  осмотра  здесь  делали  опыт  вверху  стучали  и воспроизводили детские крики. Внизу слушали.

        -- Я ничего  не  слышу, -- сказал  кто-то  из  обвинителей  Бейлиса (и, значит, защитников Чеберяковой). Но тотчас же раздались голоса

        -- Слышно, слышно... Совершенно ясно.

        Итак, по одной версии, убийство произошло в этом доме. Но эта версия не признана  официально.  К    следствию  ни  хозяйка  квартиры,  ни  врачи    и профессора, посещавшие Чеберякову, не привлекались...

        Против  дома стоит  кучка  любопытных посетителей, и  какой-то  местный житель  объясняет им  значение этой двухэтажной коробки в деле, интересующем всю Россию.

          III

        Мы  идем  за угол, по Половецкой... Направо большая прореха в  заборе и невдалеке от  забора хибарка. Она имеет вид какой-то опущенности и убогости. Ход  из  нее  на  Нагорную --  очевидно, для  удобства  --  в  эту  прореху, заменяющую калитку. Вообще  здесь  щели, прорехи и лазы разного рода -- дело обычное.

        В хибарке живут супруги Шаховские. Их профессия -- зажигать фонари. Это люди бедные  и  опустившиеся Шаховскую  редко видели трезвой. Муж  ее тоже, выражаясь

        по-старинному, непрестанно обращается в пьянстве. Кроме общей с женой профессии фонарщика, он имеет еще другую ловит щеглов и продает их; как все люди  этого  типа,  он  склонен  к  созерцанию.  В    житейских    разговорах, повидимому,  довольно  бестолков.  Часто  отлучается  из  дома,  и зажигание фонарей достается на долю жены. Когда Шаховская  выходит вечером с лестницей на    плечах,  то  ее  нетвердая  походка  привлекает    ироническое  внимание мальчишек, которые порой ходят за ней и благодушно оказывают помощь.

        По  странной иронии судьбы, этой паре, далеко неустойчиво держащейся на собственных

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту