Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

3

Но о Бейлисе Волкивна ничего не  говорила.  У  следователя и на суде супруги  Шаховские  взяли  странную  ноту.  На  вопрос  было  ли то-то, они отвечают Было. -- А может, и не было -- Не было.

        Побившись  с  ними некоторое время,  следователь г.  Фененко,  в  руках которого это  дело имело еще  вид настоящей, а не  ритуальной следственной процедуры, махнул  рукой,  не считая возможным арестовать  Бейлиса  на таком шатком основании.

        Г. Машкевич, преемник г. Фененко, нашел, что для ритуального дела это сойдет.  И  когда вдобавок  к Шаховским присоединилась еще семья  Чеберяков, дело окончательно определилось в следующем виде.

        Около мяла  дети щебечут, как стая птиц. Бейлису как раз нужен младенец для  мацы. Он выходит из конторы,  оглядывается.  Целая стайка детей (лет по 10-ти)  катается  на мяле...  Долго ли схватить одного Бейлис кидается, как коршун,  дети разлетаются  подобно воробьям,  но он  продолжает  гнаться  за двумя. Один  из  них,  Женя  Чеберяк,  убегает,  другой,  Андрюша  Ющинский, попадает ему в руки. Вот  и отлично.  Среди белого дня, при рабочих, которые возят глину (установлено  документально!), Бейлис спокойно  тащит мальчика к пустой печке.,  как  хозяйка нeсет  пойманного  цыпленка дело,  очевидно, к спеху.

        Возможно ли привлечение, арест и суд на основании обвинения, исходящего из  таких  предпосылок Г-н Фененко  от них  отказывается. Г-н  Машкевич  их принимает. Бейлиса арестуют.

        Мы живем в странные времена. Недавно, в связи с тем же делом Бейлиса, в Государственной думе депутат Марков живописал  следующую яркую картину. Дети в яркий  солнечный  день играют в садике, не чуя беды... Но вот к ним (среди белого  дня!)  уже подкрадывается еврейский  резник  с кривым ножом  (!) и, наметив резвящегося на солнышке ребенка, тащит к себе в подвал.

        Большинство  депутатов  хохотали. Тогда  оратор  стал  прямо  грозить погромом.  И это,  конечно, было единственное место речи,  в котором звучало хотя некоторое правдоподобие.

        Картина, изображенная г. Марковым, стала  чем-то вроде эпиграфа к делу, торжественно  разбирающемуся  теперь  на глазах у  всей России  г. Машкевич опять

        вызвал  Шаховских,  опять получил от них  (кажется, в  один  день)  три противоречивых    ответа.  Показания  Шаховских  были  подкреплены  не  менее достоверными показаниями,  исходящими из дома  Чеберяк. И  это главное,  что имеется  о  Бейлисе  по этому  делу!  Остальное  касается  цадиков, хасидов, страшных  резников  с  кривыми ножами, которые  сторожат  играющих на  мяле детей, и тому подобных мотивов в чисто  марковском вкусе... Целые заседания проходят даже без упоминания имени Бейлиса...

          IV

        Тон был дан. Из двух мест,  о которых говорили в связи с делом Бейлиса, внимание  правосудия  повернулось  решительно  в  сторону  усадьбы  Зайцева. Двухэтажный    дом  на  Юрковской  взят  под  защиту,  и  сомневаться  в  его благонадежности стало прямо опасно. В показаниях Шаховского один только  раз на  суде  мелькнуло что-то новое. На  вопрос,  почему  он  не  хочет сказать правды, он ответил угрюмо

        -- Всякому жизнь мила... Меня уже били...

        --  Кто, кто вас бил -- встрепенулись  гражданские истцы. --

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту