Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

8

мимо  него,  как солдаты, дефилируют остальные присяжные.

        --  Это  --  старшина  присяжных  Мельников,  мелкий писец  контрольной палаты.

        Когда предпоследнее место  занимает человек  городского вида  в широком сюртуке,  старшина быстрым  движением почти  вспрыгивает на последнее место. Выходит, как будто он не просто садится,  а замыкает собою какой-то загон  и остается на карауле.  Заседание начинается.  Внимание переходит  на коронных судей,  на прокурора, на  гражданских  истцов, на защитников... Присяжные на одной  стороне,  молчаливый Бейлис --  на  другой, как  бы выпадают из  поля зрения.

        Взглядываю по временам на эти скамьи, где сидят  12 человек, держащих в своих руках  судьбу  процесса. Что  они  делают, какие мысли выступают на их лицах, в каких жестах и движениях проскальзывают их чувства

        Киевлянин  в  одной  из  своих  статей  отмечал  некоторое отсутствие достоинства,  с которым  старшина держится по отношению  к председателю. Так как черта эта дополняется несколько комичными приемами, как бы командира над присяжными,  то  в  общем  складывается представление  о  мелком  чиновнике, привыкшем смотреть  в  глаза  начальству.  А так как  воля начальства в этом процессе,  если не  высказана, то  выказана с  подобающей  ясностью,  то  на старшину присяжных одни смотрят с опасением, другие с надеждой отмечают, что он  хватается за карандаш в тех  случаях,  когда можно  записать  что-нибудь благоприятное обвинению.

        Все это, конечно, шатко и  неопределенно. Нужно, однако, сказать, что и Мельников делает очень много, чтобы  как  будто афишировать свое отношение к делу. Подчеркнутая внимательность по  адресу прокурора и гражданских истцов, величавое невнимание к свидетелям и заявлениям защиты... дают право к отзыву Киевлянина прибавить  старшина  присяжных  держится  без  достоинства  не только по отношению к председателю.

        Что  касается  остального  состава    присяжных  заседателей,  то  общее впечатление  от  него  именно  серое. Пять деревенских  кафтанов,  несколько шевелюр,  подстриженных  на лбу,  на одно лицо, точно писец с картины Репина Запорожцы.    Несколько    сюртуков,  порой  довольно  мешковатых.  Лица  то серьезные и  внимательные,  то  равнодушные... двое нередко отсутствуют... Особенно один сладко дремлет по получасу,  сложив руки на  животе  и склонив голову...

        Состав  по  сословиям  --  семь  крестьян,  три  мещанина,  два  мелких чиновника. Два интеллигентных человека попали в запасные.  Старшина -- писец контрольной палаты.

        Состав  для  университетского центра,  несомненно,  исключительный.  По этому  поводу  в  городе  много  разговоров,  и  Киевлянин  уже  обещал  в сдержанном намеке какие-то разоблачения... Все замечают,  что обычный состав присяжных изобиловал в гораздо большей степени именами интеллигентных людей.

        Когда при мне в зале суда заговорили об  этом деликатном предмете, один господин,  по-видимому,  довольно  компетентный, ручаясь,  что здесь  нельзя видеть  никакого злоупотребления,  объяснил  дело  просто.  В прежние  годы, действительно,  состав  был  гораздо  интеллигентнее,  потому что в  гораздо большей степени  к  исполнению этой  повинности привлекался

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту