Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

29

            В наши времена казнь вульгаризировалась. С неё сорваны все торжественные покровы. Да и могли ли они уцелеть, когда суды выносят сразу по тридцать смертных приговоров, когда казнь назначается "за нападение, сопровождавшееся только похищением четырёх рублей, пары башмаков и колец", как это было совсем недавно в Севастополе, или "за ограбление пятнадцати рублей без всяких убийств или даже поранений", как это случилось в прошлом году в Уфе. Таких примеров можно было бы привести десятки. По мере того, как "бытовое явление" ширится, сознание исполнителей тупеет. Казнь становится вместо "смертного парада" простым и будничным делом. Людей начинают вешать походя, кое-как, без ритуала, даже просто без достаточных приготовлений. 13-14 декабря 1908 года в городе Уральске, по приговору военно-полевого суда, совершена казнь над Лапиным, обвинённом в убийстве генерала Хорошкина. Палач, нанятый для этого случая за пятьдесят рублей, был в маске. Заплатили ему довольно дёшево, вероятно потому, что это был ещё новичок в своём деле. Приготовленная верёвка оказалась негодной; послали за другой, принесли опять черес чур толстую. Пришлось разыскивать третью (где? может быть, бегали по смотрительским чердакам?). Всё это происходило в присутствии осуждённого. Неопытность дешёвого палача вынудила осуждённого помогать ему прилаживать петлю и оттолкнуть скамейку... Во всё время этой затянувшейся процедуры осуждённый утверждал, что в убийстве Хорошкина он не виновен.

            В одной из южных губерний товарищ прокурора подал характерный протест: явившись для присутствия при казни приговорённого к виселице, он застал другую процедуру: за неимением палача обвинённого расстреляли, находя, очевидно, что "не всё ли равно". Был бы человек убит, а как именно -- это в значительной степени предоставляется усмотрению и инициативе исполнителей. Двадцать шестого ноября 1908 года в газете "Новая Русь" была напечатана телеграмма: "Сегодня на рассвете во дворе четвёртой части по приговору военного суда повешены: Аристофиди, Котель, Воскобойников, Лавронов и Киценко. Во время казни верёвка оборвалась. Котель упал на землю, испустив страшный крик. Палач, желая прекратить этот крик, наступил ему на горло ногой. Издевательства палача над Котелем и другими осуждёнными прекращены товарищем прокурора".

            Если знакомый уже нам "кавказский переселенец", которого господин А.П. встретил в ставропольском поезде, читал эту телеграмму, то, наверное, он присоединил её к тем "документам", которые он носит с собой на груди. Потому что этот Котель -- то самый Коля, его сын, письмо которого он показывал пассажирам, тот самый, о смягчении участи которого суд ходатайствовал перед непреклонным генералом Каульбарсом. Вот как она была "смягчена" в действительности...

            Впрочем, пусть это только "исключение". Не всегда нанимаются неопытные палачи "подешевле", не каждый раз обрываются верёвки, не при каждой казни осуждённому приходится ждать, пока новую верёвку разыскивают по чердакам, и не каждую жертву вместо одного раза казнят двойными казнями... "Опытных" палачей, имевших много практики, становится теперь всё больше. Не во всякой также тюрьме происходят и те ужасающие зверства над казнимыми,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту