Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

35

и ещё более грозно? Нужно ли, чтобы в своём возвратном течении он принёс и швырнул среди стихийного грохота эти тысячи трупов, задавленных в период "успокоения"?... Чтобы к историческим счетам прибавились ещё слёзы, стоны и крики мести отцов, матерей, сестёр и братьев, продолжающих накоплять в "годы успокоения" свои страшные иски?

            Нужно ли?

            .........................................................................................................................................

           

            На этом я пока заканчиваю эти очерки "бытового явления". "Продолжение" несёт с собою каждый наступающий день, каждая "хроника" нового газетного листа, каждый новый приговор упрощённого военно-судного механизма. Мы не можем, подобно великому французскому писателю, сказать: "Наши свободные учреждения предоставляют все средства для борьбы в пределах закона" с этим обыденным ужасом. Мы не можем "собираться в законном порядке", не можем на этих собраниях "волновать общественное мнение и совесть", облекать это мнение в форме "петиций для обращения к правителям и судьям". Тем важнее, скажу даже -- тем священнее обязанность печати хоть напоминать о том, что ужас продолжается в нашей жизни, чтобы не дать ему превратиться окончательно в будничное, обыденное, бытовое явление, своего рода привычку, перестающую шевелить общественное сознание и совесть.

            В заключение считаю своею обязанностью принести искреннюю благодарность человеку, который в само центре этого ужаса, в соседстве со смертниками имел мужество собирать, черта за чертой, этот ужасный материал и помог ему проникнуть за пределы тюремных стен и роковых "задних дворов".

            Читать это тяжело. Писать, поверьте, ещё во много раз тяжелее... Но ведь это, читатели, приходится переживать сотням людей и тысячам их близких.

      Март-апрель 1910.

         

      КОММЕНТАРИИ

           

            Впервые: Русское богатство. 1910. N 3, 4. В этом же году статья опубликована отдельным изданием в Петербурге. Отдельное издание статьи было выпущено в середине июля 1910 г. тиражом 3000 экземпляров и разошлось в течении нескольких дней. Еще раньше оно вышло на русском языке в Германии в изд. Ладыжникова.

            В 1918 г. Короленко внёс в статью дополнения и исправления. Документы и материалы о смертной казни, использованные в статье, Короленко собирал с 1899 г.

           

            Прочитав первую половину статьи, Толстой писал Короленко:

         

      Короленко.

      27 марта 10 года. Ясная Поляна.

            Владимир Галактионович,

            Сейчас прослушал вашу статью о смертной казни и всячески во время чтения старался, но не мог удержать не слёзы, а рыдания. Не нахожу слов, чтобы выразить вам мою благодарность и любовь за эту и по выражению, и по мысли, и главное, по чувству -- превосходную статью.

            Её надо перепечатать и распространять в миллионах экземпляров. Никакие думские речи, никакие трактаты, никакие драмы, романы не произведут одной тысячной того благотворного действия, какое должна произвести эта статья.

            Она должна произвести это действие - потому, что вызывает такое чувство сострадания к тому, что переживали и переживают эти жертвы людского безумия, что невольно прощаешь им, какие бы ни были

 
Проверьте в ссылке: ремонт холодильников (Киев). Мастер во всех районах.

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту