Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

14

-- это редкий скупщик не пользуется. А ведь Портянкин этот прямо отъемом еще берет.

            -- Верно, отъемом тоже... бывает...

            -- Как еше?

            -- Что вы все как да как? -- резко сказал Аверьян, несколько сконфуженный раньше моим замечанием. -- Да просто, как вот на большой дороге, -- отнял, да и все тут.

            -- Закинет товар в кучу, -- пояснил старик, -- навалит еще на него; потом, при расчете, полтину или семь гривен и не додаст. -- Как так? тут, мол, не все. -- "Знаю, говорит, что не все, да я тебя, подлеца, сколько ждал, ты все не шел, так вот штраф с тебя. А ежели, говорит, несогласен, -- пошел, бери свой товар да убирайся, места у меня не простаивай". А где его разыщешь, в куче? Да и скупка кончилась. Заплачешь или обругаешься, да с тем и уйдешь.

            -- А то еще на гуся берет, -- опять после короткого молчания выступил старичок, и на этот раз на его сером лице появилось что-то вроде улыбки.

            -- Ну-ну, -- подтвердили другие.

            -- На гуся, ей-богу, с меня взял. С зятем я был, с Тимошей. Рассчитал нас, ан рубля с четвертаком нет. Неверно, мол, Семен Семеныч. А у нас, господин, обычай такой, что к празднику, к Вознесеньеву дню, гусей мы покупаем. Так вот и говорит: гуся я ноне купил, да гусь-то, говорит, поджарай.

            Все, даже и сам старик, засмеялись.

            -- Поджарай, говорит, а цену я дал за него хорошую, полтора рубля. Так вот на гуся с вас теперича я, говорит, и отчисляю. Четвертак еще вам уступки делаю, на бедность на вашу.

            -- Это уж не со всяким сделает, -- сказал, протискиваясь плечом, низкорослый широкоплечий парень с черными сверкающими глазами. -- На меня бы, я б ему, подлецу, в этом случае такого гуся показал... С дураками, господин, этак-то можно.

            -- Чего с дураками! -- заговорило несколько голосов зараз. -- Сам больно умен. Небось ребятишки пить-есть запросят, да как на неделю-то муки да соли не хватат, тут и сам накланяешься.

            -- Не увидит от меня этого, -- сказал парень, поводя своими глазищами, в которых горело выражение страшной ненависти.

            -- А ты послушай, паренек, не знаю, как тебя звать. Я тебе скажу присказку, -- сказал Аверьян. -- Отхватил как-то котище ухо у крысы одной. Села крыса в норе и плачется. Как тут подбегает к ней мышонок, да давай над ней же смеяться. "Эка, говорит, дд-у-ура! Ухо коту отдала. Да на меня бы, да я бы!.." Откуда ни возьмись на те слова котище тут как тут. Сцапал мышонка в рот целиком и держит в зубах, только хвостик мотается. "Что ж ты, миляга? -- говорит тут крыса из норы.-- Ты бы, чудачок, не дался. Чать, сам-от дороже уха. Ухо мое -- куда ни шло..."

            Все засмеялись. Парень плюнул и быстро пошел прочь. Старичок как-то передернул плечами и прибавил со вздохом:

            -- Да, по-нашему так-то: что смирнее, то и лучше.

            -- Как не лучше, известно, лучше, -- подхватил Аверьян. -- Шел как-то один по дороге. И попадись тут навстречу грабитель: "Давай, говорит, пальто". А мужичок этакой же смиренной был. Снял пальто и говорит: "Спасибо, мол, мне же и легче". -- "Вот оно что, -- говорит охальник. -- А я и не знал, чем тебе угодить. Так скидай же, милый человек, вдобавок, и жилетку..." Однако, господин, пожалуй, и скупке

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту