Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

18

А между тем, народу круг прилавка много... -- "А вот как, -- говорит Митрий Василич, -- отвечай по правде: ты за сколько душ подати несешь?" -- "Ну, мол, за три, что дальше-то?" -- "И те, небось, в недоимке?" -- "В недоимке, мол, не потаю". -- "А я за пятнадцать вношу в правление полностью и недоимки на мне не бывало. Что ты скажешь на эти слова?"

            У отца борода торчком стала, да сам, все-таки, боится ответить.

            -- Вот что, говорит, Митрий Василич, сказал бы я тебе слово, да ты рассердишься.

            -- Не осерчаю.

            -- Ан осерчаешь!

            -- Говорят, не осерчаю.

            -- Побожись!

            Побожился при народе. Потому что -- насчет слова любопытен он до крайней степени. Ну, отец и говорит:

            -- Умный ты человек, а на этот раз я тебе ответить могу. Теперь я стану спрашивать, а ты отвечай...

            -- Ну, мол, хорошо. Я тебе завсегда отвечу.

            -- Много ль годов ты у меня замки покупаешь?

            -- Да лет, мол, с десяток будет.

            -- Так. Две части даешь деньгами, а третью железом из лавки?

            -- Верно.

            -- Почем железо ставишь?

            -- По рублю по восьми гривен.

            -- А сам помногу ли в Нижнем покупаешь?.. Хоть говори, хоть не говори, сами знаем: по восьми гривен стоит тебе с провозом. Значит, что рублю лишку тебе с меня на каждом пуде сходит. Ну-ка, прикинь на счетах, сколько тебе с меня за десять-то лет сошло? Вот мои и подати!.. Тебе я их вношу полностью, а в правление еще не донес.

            Промолчал, только еще желтее стал. Да десять годов после этого отца к прилавку и не допускал... Вон он какой, Дужкин, Митрий Василич. И заметьте: с того ли отцова слова, с другого ли чего, а только промену не стал брать, ни из третьей части не торгует. Купит, деньги отдаст, в расчете никогда не обидит. На это, нечего говорить, аккуратен.

            Он помолчал и прибавил:

            -- Звание свое соблюдает! Скупщиком не велит звать. "Торговец павловского изделия"... Сам срамников не одобряет. "Бестолковые, говорит, выгоды на грош, а между прочим, сословие срамят".

         

      VI. Одна из форм павловского кредита

           

            -- Однако, господин, прощенья просим. Мы тут с вами болтаем, а люди уже и товар сдают. Вон уж и Портянкин огонь погасил. Итти надо.

            -- Рано еще, гляди, -- сказал смиренный человек. -- Чай еще станут по домам пить...

            -- Чего рано тебе!-- раздался вдруг около нас бойкий женский голос. -- Чего тебе рано, тебе все рано!.. Только вот стоять на улице, да зубы скалить. Ну, ну, пошевеливайся! Сдал, что ли, образцы-то?

            И бойкая жена смиренного мужа, протиснувшись плечом между мной и Аверьяном, схватила смиренного человека за рукав и стала теребить из стороны в сторону.

            -- Сдал, что ли, образцы-то? Говори, говори, мучитель!

            -- Сдал.

            -- Весь товар продал?

            -- Весь.

            -- Ну, слава-те господи, владычица небесная!.. Что ж ты торчишь, коли так? Ступай, ступай... К Овсянкину еще надо...

            -- Да ты того... Аннушка,-- роптал смиренный человек, слегка упираясь.-- Еще настоишься на холоду, что ты, бог с тобой, торопишься?

            Аверьян, с большим вниманием наблюдавший эту сцену, толкнул меня локтем.

            -- Эй, тетка! -- крикнул

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту