Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

50

я эти слова на ус. На следующую ярмарку, жду-пожду, не является ко мне приказчик ихний. Плохо дело, -- на тысячу рублей не продать, тоже изъян. Иду к самому в гостиницу. "Спит, через час приходите". Прихожу через час -- на биржу уехал. Я на другой день. "Принимают?" -- "Спит, приходите через час". -- "Ничего, я в передней обожду, человек небольшой". Сел, сижу себе смирненько. Вот, слышу, проснулся, оделся, через малое время выходит в пальто. Увидел меня, кивнул только головой.

            -- А, это вы?

            -- Я-с. По делу.

            -- Некогда, завтра приходите.

            -- С нашим удовольствием.

            На утро опять та же история: "Приходите послезавтра", -- а продежурил я у него на этот раз уже два часа. На третий день, как увидел меня на месте, так даже удивился.

            -- Все ходишь? -- говорит.

            -- Хожу, по приказанию вашему.

            -- Я, -- говорит, -- думал: ты обидишься и ходить бросишь.

            -- Помилуйте, говорю, молод я еще на людей обижаться, которые более меня стоют.

            Посмотрел на меня старик, усмехнулся, протянул руку:

            -- Видна, говорит, птица по полету. Вы, говорит, молодой человек, имеете ум. Люблю умных людей. Не угодно ли со мной в гостиницу отправиться, там и о деле потолкуем.

            Отправились, столковались. И до настоящего времени, вот уже двенадцатый год, все берет товар. И не надо бы иной раз, а берет. Вот как наше дело идет-с. Всякое дело своего ума требует, а в нашем деле ум требуется покорный.

            Да это и во всяком деле так-с... Да это и во всей жизни так. Страх -- начало премудрости, это сказано недаром. Умный человек сам себя в страхе держит, сам на себя покорность налагает. Глупого человека чем удержишь? -- нуждой-с! А без страха один разврат, непокорство, баловство! Товарищества, артели, помощь бедным... -- Куда это вы, господин мастер, спешите? "Иду в артель деньги получать". За что? Для чего? Баловство одно! -- закончил Дмитрий Васильевич, стоя передо мной и страстно сверкая своими глубокими черными глазами.-- Баловство! Потачка! Рубь сберечь -- вот чему народ учить надо.

            -- Но из чего же сберечь, Дмитрий Васильевич?

            -- Из чего?

            Дмитрий Васильевич посмотрел на меня глубоким взглядом.

            -- Из чего? А вот из чего-с! Я вам сейчас расскажу из чего-с.

         

      XV. О Мишаньке, праведном стяжателе

           

            -- Все-таки был я, милостивый государь, счастлив и от бога взыскан, что мне еще ив нынешний век люди попадались. Настоящие. Стар-ринного закалу, негордые, имеющие разум, который дается от бога. Вот я вам про такого и расскажу.

            Был тут, не в дальнем селе, коваль один, -- много лет на меня тот человек работал. Мужик хороший, аккуратный, дело из рук не валилось, пьяного я его не видал, в глупостях этих, которые теперь в народе встречаются, тоже не замечал никогда. Ну, и тоже надо сказать, много лет и добродетели в нем настоящей не замечал, потому что настоящая добродетель все одно, как червонец на дороге. Сколько раз мимо пройдешь, а ногой, пожалуй, наступишь, и не видишь. А случай подойдет, он вдруг блеснет и объявится...

            Так было и тут.

            Приходит раз мужичок этот ко мне, сдал клёпань, веселый. "Ныне, говорит, Митрий Васильич,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту