Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

83

высказался, что первый из них участвовал в убийстве, а второй стоял на карауле". Между тем, в показании Голова говорилось о "Кузьме Самсонове и Василье Кузнецове". Таким образом, г. обвинитель совершенно произвольно заменил имя Кузьмы Самсонова, относительно которого были все-таки и другие улики, именем Василия Кондратьева, против которого улики гораздо слабее. Кажется, комментарии к этому факту излишни. Следует разве прибавить, что это не единственная "ошибка" обвинения по мултанскому делу. В том же показании Голова есть место, где говорится: "Моисей не сказал мне, в чей шалаш" (завели нищего), и это место в обвинительном акте цитируется так: "Моисей передавал, что убийство совершено в собственном шалаше". Или еще: "По исследованию, в корыте оказались волосы, сходные с волосами людей". Это якобы цитата отзыва, который в подлиннике однако заканчивается так: "...но отличаются от них большим развитием клеточных элементов кожицы. Такие волосы встречаются у домашних животных".

            Если сказать, что это еще далеко не все "ошибки" обвинения по отношению к письменному материалу следствия, хотя, конечно, все остальное меркнет перед эпизодом с злополучным Василием Кондратьевым, то станет совершенно понятно, что речь, основанная на таких приемах, может произвести минутное, даже очень сильное впечатление, если сказать это все бойко и с одушевлением. Но то же самое, на холодном печатном листе, да еще снабженное комментариями, неминуемо производит совершенно обратное впечатление. Таково уже основное свойство прессы, и в этом, смею думать, ее лучшая сторона в подобных случаях.

            Я кончил это письмо, когда с почты мне принесли нумер "Вятского Края", в котором, "из источника, заслуживающего доверия", сообщается, что будто мултанское дело будет слушаться в будущем феврале месяце, но не в Казани, а в г. Мамадыше, во время сессии казанского окружного суда. Трудно поверить этому известию, так как это значило бы, что все усилия вывести процесс из сферы влияния "местных толков и слухов" и привлечь к суждению о нем людей интеллигентных,-- что было бы возможно в Казани,-- остаются тщетными. А мы видели (хотя бы и на заметке г. Дьяконова), как эти "толки и сплетни" влияют на суждения о деле, заставляя даже людей, пишущих для прессы, читать в печатном материале совсем не то, что в нем написано.

            Будем надеяться, что хоть на этот раз дело предстанет на суде в том виде, какой единственно достоин просвещенного суда в конце XIX века. Что хоть на этот раз не останется в нем ни тени тех порядков, которые заставили сенат два раза отменять решение присяжных. Вспомним, что опасность этого дела двустороння, что, кроме тьмы язычества, есть и тьма других предрассудков, что "слухами, неизвестно откуда исходящими", полны инквизиционные хроники средних веков, когда тоже жгли язычников и иноверцев за колдовство и чары, когда в атмосфере темных предрассудков бродили мрачные призраки. Разве тогда не было стариков Иванцовых (96 лет!), видевших своими глазами, как ведьмы летают в ступах на Брокен! Да, были и тогда очевидцы невероятного, как и теперь:

           

            Это видели два стража,

            Баба, шедшая на рынок,

            Да причетник кафедральный,

            Возвращавшийся

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту