Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

123

появилось мое письмо, и не могло явиться его последствием.

            Эти соображения, справедливость и огромная вероятность которых била в глаза, издатели упомянутой книги и редакция "Полтавского вестника" сочли более удобным скрыть от читателя, предпринимая против писателя Короленко продолжительный клеветнический поход, поддержанный всеми официозами провинциальной и столичной России. Открыт он в "Полтавском вестнике" непосредственно после появления письма, но сначала неуверенно. "Писатель Короленко" признавался только равным ст. сов. Филонову, которому все же отводилось место н_а с_к_а_м_ь_е п_о_д_с_у_д_и_м_ы_х.

            "За что убит Филонов,-- спрашивает "Полтавский вестник" еще 19 января,-- неужели за те "преступления", которые указывались г. Короленко? Но ведь Короленко звал Филонова на суд".

            Скоро, однако, все эти оговорки исчезают, Филонов бесповоротно превращается в "верного царского слугу" и "доблестного исполнителя долга", а писатель Короленко выставляется сознательным подстрекателем и моральным убийцей.

            Все это закрепляется появлением "посмертного письма ст. сов. Филонова".

         

      VII. "Посмертное письмо ст. сов. Филонова писателю Короленко"

           

            Письмо это появилось при торжественной обстановке, в самый день похорон Филонова, под звон колоколов, когда его тело переносили из собора на кладбище, в сопровождении войск, официального персонала, сослуживцев, знакомых и толпы народа.

            В это самое время, то есть в разгар разностороннего возбуждения, вызванного быстро сменявшимися событиями, ходил по рукам номер "Полтавского вестника", в котором покойный чиновник обращался к писателю с рядом ответных обвинений-упреков. Очевидно, и редакция "Полтавского вестника", и ее непосредственные вдохновители, обвинявшие писателя Короленко в том, что его письмо имело значение подстрекательства, не особенно считались с обстановкой, при которой сами они выпускали "посмертный ответ".

            Что же представляло собой это ответное лисьмо из-за могилы? Была ли это правда, которую можно печатать при всяких обстоятельствах?

            Через несколько дней после его появления в "Полтавском вестнике" в редакцию газеты {Одна из этих поправок особенно характерна. Письмо начинается словами: "Я т_р_е_т_ь_е_г_о д_н_я вернулся в Полтаву и прочел Ваше письмо..." Затем "третьего дня" зачеркнуто и чьей-то рукой написано: "Я т_о_л_ь_к_о ч_т_о вернулся". Филонов вернулся 17-го, убит 18-го. "Третьего дня" он мог бы написать только после смерти.} "Полтавщина" явился один из родственников Филонова и выразил желание, даже требование, чтобы газета в_о и_м_я с_п_р_а_в_е_д_л_и_в_о_с_т_и перепечатала ответ Филонова на тех же столбцах, с которых раздались обвинения. Редактор Д. О. Ярошевич ответил на это готовностью поместить "письмо", выразив только желание видеть оригинал, подписанный самим Филоновым, так как в городе упорно говорили, что письмо подложное и что составлено оно не умершим Филоновым, а его живыми единомышленниками и защитниками. Г-н Ярошевич затем повторил этот вызов печатно.

            Родственник г. Филонова обещал "поискать оригинал" и удалился.

            О_р_и_г_и_н_а_л д_о_с_т_а_в_л_е_н н_е б_ы_л.

            Затем, когда возникло наше

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту