Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

34

всей Америке бокс очень любят! И  если еще, вдобавок, выищутся  какие-нибудь необыкновенные силачи, то ездят  из города в город  и  тузят  друг  друга на людях за хорошие деньги. И знаете что: в это время за ними ездят газетчики и все  записывают. И  даже посылают телеграммы: "В два часа 15 минут 4 секунды Джон  подбил Джеку правый глаз  вот таким способом,  а  через полминуты Джек свалил  Джона  с  ног  так-то".  И  тогда в  разных  городах  люди  сидят  в ресторанах, а им читают известия.  И они  спорят: как бы можно ударить Джона или Джека еще лучше... И что вы думаете: проигрывают на этом большие деньги!

        -- Лодыри!--сказал на это Матвей.

        В  один день  Дыма  пришел  под  вечер и  сказал,  что сегодня они-таки выбрали нового мэра и именно того, кого хотелось Тамани-холлу.

        -- Жарко было, о вэлл!--сказал он хвастливо.-- А все-таки наша взяла... И знаешь: Падди мне говорит, что много помогли наши "ненастоящие голоса".

        В этот  день Падди и его компания были  особенно  веселы и  шумны.  Они ходили по кабачкам, много пили и угощали Дыму. Дыма вернулся с ними красный, говорил громко,  держался  особенно развязно. Матвей сидел на своей постели, около газового рожка, и, пристроив небольшой  столик, читал библию, стараясь не обращать внимания на поведение Дымы.

        Однако через несколько минут Дыма подошел к нему и, положив ему руку на плечо, наклонился к его лицу так близко, что от него запахло даже вином.

        --  Слушай, Матвей, -- сказал  он каким-то заискивающим голосом. -- Вот видишь, что я тебе хочу сказать. Они... хотели бы угостить тебя.

        -- Спасибо, я не хочу, -- ответил Матвей, не отрываясь от книги.

        -- И видишь, что  еще... Пожалуйста, не прими там как-нибудь... того... в дурную  сторону.  У всякого народа  свой обычай, и в чужой  монастырь, как говорится, не ходят со своим уставом.

        -- К чему ты это ведешь? -- спросил Матвей строго.

        -- А к тому, что этот Падди хочет с тобой драться...

        Матвей даже разинул рот от удивления, и два приятеля с полминуты  молча глядели друг на друга. Потом Дыма отвел глаза и сказал:

        -- Когда уже у них здесь такой обычай...

        -- Послушай, Дыма, -- сказал Матвей серьезно. Почему ты думаешь, что их обычай  непременно  хорош? А по-моему, у  них  много таких обычаев,  которых лучше не перенимать крещеному человеку. Это говорю тебе я, Матвей Лозинский, для твоей пользы.  Вот ты  уже  переменил себе лицо, а  потом  застыдишься и своей веры. И когда придешь на тот свет,  то и родная мать не узнает, что ты был лозищанин.

        --  Э!-- ответил Дыма  с неудовольствием. -- Где  Крым, где Рим, а  где панская  корчма. С  какой стати  ты приплел  сюда  мою  покойницу мать?  Мне говорят: скажи, я и сказал. А ты как себе хочешь.

        -- Ну, так я и говорю: скажи ты своим приятелям, пусть не просят своего бога, чтобы я стал с ними драться...

        -- Ну, вот видишь, -- обрадовался Дыма. -- Я им как раз говорил, что ты у нас самый сильный человек не только в Лозищах, но  и во всем уезде. А  они говорят: ты не знаешь правильного боя.

        Дыма  отошел  к ирландцам, а Матвей опять обратился к старой  библии  и погрузился в чтение.

        Он стал читать, шевеля губами,  о том, как двое

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту