Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

35

молодых людей пришли  в Содом  к Лоту и как жители города захотели  взять их к себе. Потом он поднял голову  и  начал думать.  Он думал о том, что вот они с  Дымой как раз такие молодые люди в этом городе.  Только у  Дымы сразу стал портиться характер, и он сам пошел к жителям города...

        Пока  он  размышлял таким  образом, кто-то вдруг  погасил  рожок, около которого он сидел.  Матвей оглянулся. За  ним, недалеко, сидел мистер Падди, ирландец, приятель Дымы, и невинно улыбался.

        Матвей достал  спичку, зажег рожок и  опять принялся за  книгу. Однако, догадавшись, что  Падди на этом не кончит,  он тотчас оглянулся. Падди стоял сзади и уже вытянул рот, чтобы дунуть на огонь из-за плеча Матвея.

        Матвей не очень сильно двинул локтем, и Падди упал на постель.

        -- All right (хорошо), -- сказал он, подымаясь и скидывая куртку.

        -- Wery well  (отлично),  --  сказали его товарищи, отодвигая стулья  и подходя к тому месту.

        -- Ал  раит, -- повторил за другими и Дыма как-то радостно.  --  Теперь выходи, Матвей, на  середину и, главное, защищай лицо. Он будет бить по носу и в губы. Я знаю его манеру...

        Но Матвей, как ни в чем не бывало, сел опять и раскрыл свою книгу.

        Ирландцы  были озадачены. Однако,  так как  у  них  на  все  есть  свои правила, то вскоре Падди стал подходить к Матвею, приседая и вертя кулаками, точно мельницей.

        "Ну, делать нечего, -- подумал Матвей, -- если уж ты сам этого хочешь".

        И  не успел еще Падди  изловчиться, как  уже сильный лозищанин встал во весь рост, как медведь на охотника, поднял над головой Падди обе руки, потом сгреб его  за  густые,  хотя  и  не длинные волосы, нагнул  и, зажав  голову коленями, несколько раз шлепнул очень громко по мягкому месту.

        Все это случилось так быстро, что никто  не успел и оглянуться. А когда Падди поднялся,  озираясь кругом, точно новорожденный младенец,  который  не знает, что с ним было до этой минуты, то все невольно покатились со смеху.

        На несколько  минут большая  комната  мистера  Борка оглашалась  только хохотом на разные лады и разными голосами.  Даже длинный американец, с сухим лицом и рыжей бородой в  виде лопатки, человек  в очень  потертом  клетчатом костюме, на высохшем и морщинистом лице которого  никогда не видно было даже подобия  улыбки, теперь делал какие-то невероятные гримасы, как будто хватил нечаянно уксусу, и из его  горла  вылетало что-то такое, как будто он сильно заикался. А один безусый юноша, недавно занявший последнюю кровать у мистера Борка, кинулся на свою постель и хохотал звонко, неудержимо, лягая в воздухе ногами, как будто боялся, что иначе смех задушит его на смерть. На  этот шум из других комнат прибежали сначала Роза, а потом и Анна. Роза видела только, как Падди оглядывался  по комнате, и все-таки  упала на стул у двери, свесив руки и закинув  голову от смеха.  А Анна  уже ничего не видела, но  все-таки смеялась, зараженная общим хохотом и глядя на сухопарого американца, который все еще икал и как будто давился.

        Дыма тоже смеялся и сначала очень гордился своим приятелем.

        --  А, что!  Я  говорил  вам, -- сказал  он, поворачиваясь к  смеющимся американцам и забывая даже перевести свои слова.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту