Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

45

ноги одни ходили по свету в то время,  как голова путалась с чужими  людьми.  Совесть у Дымы проснулась. Дыма  кричал,  Дыма  проклинал Джона, себя и своих  приятелей и даже  толкнул  Падди, когда  тот  сунулся с какой-то шуткой. Падди обиделся  и вызвал Дыму на единоборство. Дыма сначала послал его к чорту; но Падди пустил ему  немного  крови из носу, -- тогда он сам  стал  совать  руками, куда  попало...  Чувствуя,  однако,  что и голове приходится плохо  без сильной руки товарища,  он схватил стул, стал кричать, что ему наплевать  на все правила, и сильно уронил  себя во  мнении Падди... Ночью он вскакивал с постели и даже плакал.

        Но это,  конечно, не помогло. Приятель потонул в огромном городе, точно иголка на пыльном проезжем шляху...

          XVII

        Впоследствии, по причинам, которые мы изложим дальше, Матвей  Лозинский из  Лозищей  стал  на  несколько  дней  самым  знаменитым  человеком  города Нью-Йорка, и каждый шаг его в  эти  дни  был прослежен  очень точно.  Прежде всего, человека в странной белой одежде видели  идущим на 4 avenue, потом он долго  шел  пешком,  под настилкой воздушной  дороги, к  Бруклинскому мосту. Казалось, его  тянуло туда, где люднее и гуще.  На углу Бродвея и  какого-то переулка  он  вошел в  булочную  и,  указав на  огромный кусок белого хлеба, протянул руку с деньгами на ладони. Он говорил что-то продавцу-немцу и даже, когда  тот отдавал  сдачу,  старался схватить его за руку  и  тянулся  к ней губами. Немец вырвал руки и  занялся другими покупателями.  Человек постоял, посмотрел  на  булочника грустными глазами, пытался  еще говорить  что-то  и вышел на улицу.

        Это был час  выхода вечерних газет. На небольшой площадке, невдалеке от огромного здания газеты "Tribune", странный человек зачерпнул воды у фонтана и  пил ее  с  большой  жадностью,  не обращая внимания на то, что  в грязном водоеме  два маленьких  оборванца  плавали и ныряли  за никелевыми и медными монетками, которые им  на потеху  кидали прохожие.  Бесчисленное  количество газетных мальчишек,  ожидавших  выхода  номера  и  развлекавшихся  пока  чем попало,  разделили  свое  внимание  между этими водолазами и странно  одетым человеком, которого они засыпали  целой тучей  звонких  острот.  В это время через площадку проходил газетный репортер-иллюстратор и наскоро набросал эту сцену в  своей книжке. Без  сомнения, если бы  этот джентльмен мог провидеть будущее,  он постарался бы  сделать  свой  рисунок  как  можно  точнее.  Но, во-первых, он очень торопился, и ему пришлось поэтому заканчивать набросок с памяти,  а во-вторых,  он был введен  в  заблуждение  присутствием  нырявших мальчишек, которых причислил к семейству незнакомца. Наконец, он не знал, на что собственно может пригодиться его эскиз, так  как странный  незнакомец не мог ответить ничего на самые обыкновенные вопросы.

        -- Your nation? -- спросил репортер, желая узнать, какой Матвей нации.

        -- Как мне найти мистера Борка?-- ответил тот.

        -- Your name (ваше имя)?

        -- Он тут где-то... имеет помещение. Наш... могилевский жид.

        -- How do you  like  this country? -- Это значило,  что репортер  желал знать, как Матвею понравилась эта страна, -- вопрос, который,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту