Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

54

и заборами, и только в одном месте какой-то гордый  человек  вывел дом  этажей в  шестнадцать, высившийся черною громадой, весь обставленный еще лесами... Эта вавилонская башня резко рисовалась на зареве от освещенного города...

        До  ушей  Матвея  донесся  шум  деревьев.  Лес    всегда  тянет  к  себе бесприютного бродягу, а Матвей Лозинский чувствовал себя настоящим бродягой.

        Поэтому он быстро,  повернулся и пошел к парку. Если бы кто  смотрел на него в это время с площади, то мог бы видеть, как белая одежда то теряется в тени деревьев, то мелькает опять на месячном свете.

        Он шел так несколько минут и вдруг остановился. Перед ним поднималась в чаще  огромная  клетка из тонкой проволоки, точно колпаком покрывшая дерево. На ветвях и  перекладинах сидели  и тихо дремали птицы, казавшиеся какими-то серыми комками. Когда Матвей подошел  поближе, большой коршун поднял голову, сверкнул глазами и лениво расправил  крылья.  Потом  опять уселся  и  втянул голову между плеч.

        Матвей отошел,  боясь, чтобы птицы не  подняли  возню. Он ступал тихо и оглядывался,  ища  себе  приюта. Вскоре  перед  ним  забелело  продолговатое здание. Половина его была  темная, и Матвею показалось, что это какой-нибудь сарай, где можно свернуться и заснуть до утра. Но, подойдя,  он опять увидел железную решетку, от  которой отскочил в испуге. Из-за нее сверкнули на него огнем два глаза. Большой серый волк стоял над спящею волчицей и зорко следил за подозрительным человеком в  белой одежде, который бродит неизвестно зачем ночью около звериного жилья.

        В  то  же  время откуда-то из  тени  человеческий  голос  сказал что-то по-английски  резко и  сердито.  Матвею  этот окрик показался хуже  ворчания лесного  зверя.  Он  вздрогнул  и  пугливо  пошел  опять  к опушке.  Тут  он остановился  и  погрозил  кулаком. Кому?  Неизвестно,  но  человек без языка чувствовал, что и в нем просыпается что-то волчье...

          XXI

        Легкое  журчание  воды  потянуло его  дальше.  Это  струился в  бассейн неплотно  запертый  фонтан.  Вода  сочилась  кверху,  будто  сонная,  и,  то поднимаясь,  то падая  совсем низко,  струйка звенела  и  плескалась. Матвей склонился к водоему и стал жадно пить.  Потом он снял шапку и перекрестился, решившись  лечь тут  же в кустах. Издалека  в  тишине ночи  до  него донесся свисток...  Ему  показался  он  звуком  из  какого-то  другого  мира. Он сам когда-то тоже приехал на пароходе... Может быть, это еще такой же пароход из старой  Европы,  на  котором  люди приехали  искать в  этой  Америке  своего счастья, -- и теперь  смотрят на огромную статую с поднятой рукой, в которой чуть  не под облаками светится  факел...  Только теперь лозишанину казалось, что он освещает вход в огромную могилу.

        С  сокрушением, сняв  шапку и  глядя в звездное небо,  он стал молиться готовыми словами вечерних молитв. Небо тихо горело своими огнями в бездонной синеве  и Казалось ему  чужим и  далеким. Он вздохнул, бережно положил около себя кусок хлеба, с которым все  не расставался, и  лег в кусты. Все стихло, все  погасло, все заснуло  на площади,  около  зверинца  и в  парке.  Только плескалась струйка воды, да где-то  вскрикивала в клетке  ночная птица,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту