Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

56

Все равно -- не поймет ни слова.

        Он  слушал, как шаги  стихали,  потом  стихли, и  только деревья что-то шептали перед  рассветом  в сгустившейся темноте... Потом с моря надвинулась мглистая туча, и пошел тихий дождь,  недолгий и теплый,  покрывший весь парк шорохом капель по листьям.

        Сначала этот шорох слышали  два  человека  в Центральном парке, а потом только один...

        Другого на  утро  ранняя заря  застала висящим на  одном  из  шептавших деревьев, со страшным, посиневшим лицом и застывшим стеклянным взглядом.

        Это был тот, что подходил к кустам, заглядывая на лежавшего лозищанина. Человек без  языка увидел  его первый,  поднявшись  с  земли  от холода,  от сырости, от тоски, которая гнала его с места.  Он остановился перед Ним, как вкопанный, невольно перекрестился  и  быстро  побежал по  дорожке,  с лицом, бледным, как полотно, с испуганными  сумасшедшими глазами... Может быть, ему было жалко, а  может быть,  также он боялся попасть  в свидетели...  Что  он скажет,  он,  человек  без  языка,  без  паспорта,    судьям  этой  проклятой стороны?..

        В это время его увидал сторож,  который, зевая, потягивался  под  своим навесом. Он подивился на странную  одежду  огромного человека, вспомнил, что как  будто видел его  ночью  около  волчьей клетки,  и  потом  с  удивлением рассматривал  огромные  следы  огромных сапог  лозищанина на сырой  песчаной дорожке...

          XXII

        В это утро безработные города Нью-Йорка решили устроить митинг. Час был назначен ранний, так, чтобы шествие обратило внимание всех, кто  сам  спешит на работу в конторы, на фабрики и в мастерские.

        О предстоящем  митинге  уже  за  неделю  писали в газетах, сообщая  его программу и  имена ораторов. Предвидели, что толпа может "выйти из порядка", интервьюировали  директора  полиции  и  вожаков  рабочего  движения.  Газеты биржевиков  и  Тамани-холла  громили "агитаторов",  утверждали,  что  только иностранцы да  еще  лентяи и пьяницы  остаются без  работы в этой  свободной стране. Рабочие газеты возражали, но тоже призывали к достоинству, порядку и уважению  к  законам.  "Не    давайте  противникам    повода  обвинять  вас  в некультурности", -- писали известные вожаки рабочего движения.

        Газета    "Sun",  одна  из  наиболее    распространенных,  обещала  самое подробное описание митинга в нескольких  его  фазах, для чего каждые полчаса должно  было  появляться  специальное прибавление.  Один  из репортеров  был поэтому командирован  ранним  утром,  чтобы дать  заметку: "Центральный парк перед началом митинга".

        Ему  очень  повезло.  Прежде  всего,  обегая  все  закоулки  парка,  он наткнулся на Матвея  и  тотчас  же  нацелился  на него своим фотографическим аппаратом.  И  хотя  Матвей быстро  от  него удалился, но  он  успел сделать моментальный снимок, к которому  намеревался  прибавить подпись; "Первый  из безработных, явившийся на митинг".

        Он  представлял  себе,  как  подхватят  эту  фигуру газеты,  враждебные рабочему движению: "Первым явился какой-то дикарь в  фантастическом костюме. Наша страна существует не для таких субъектов..."

        Затем  зоркий глаз репортера заметил в  чаще  висящее тело. Надо отдать справедливость  этому газетному

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту