Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

7

даром носил название "малого". Дело в том, что тюрьма была  рассчитана  на  число жителей чуть не на  половину менее  того, какое в ней  находилось  в действительности.  Пришлось поэтому пуститься  на хитрости, и вот губернская архитектура кое-как приляпала  к высоким  камерам новые  потолки,  значительно их  понизившие и послужившие полом  для "малого верха". Часть  высоких окон, отхваченная  этими антресолями, пришлась, таким образом, в "малом верху" и получила  назначение снабжать его светом.  Нечего говорить,  что  назначение это исполнялось далеко  не  удовлетворительно,  и воровской  "малый  верх"  представлял помещение,  совершенно  невозможное  в гигиеническом отношении.

        -- Тут у вас ничего еще, -- говорил мне Меркурий о  наших помещениях.-- Тут и  хорошему, образованному человеку прожить  мало-мало можно...  А вот в воровской -- не приведи господи! Вонько, темно, сыро... Чистая смерть!..

        Чтобы несколько вознаградить за отсутствие воздуха и света,  начальство тюрьмы дало ворам некоторые льготы. Они, например,  не запирались по камерам и  ночью,  так  как даже при сибирских взглядах на правила гигиены оказалось невозможным  ставить  у воров на ночь  зловонные  "парашки". Таким  образом, начав  задыхаться в  одной камере, жилец  воровского "малого верха"  мог для разнообразия  отправиться задыхаться  в  другую.  Как бы то ни было,  "малый верх"  вознаграждал  за  некоторые  неудобства  жилища    широким    развитием общественности.  По ночам  оттуда слышался шумный говор, по временам неслись отчаянные крики. Тогда призывалось начальство, иногда даже военный конвой, и расшумевшиеся    "воры"  накрывались    за  картежом  или  пьянством,  подобно разодравшимся воробьям, которых берут руками мальчишки.

        Итак,  Михеич стал  тихо  снимать  засов,  и  "старший", расписавшись в тетради, опять было прошмыгнул мимо Яшкиной двери,  направляясь на лестницу. "За  водкой...-- шепнул мне  Михеич: -- воры в карты дуются,  водку  пьют... накроет".

        Но в  этот  критический  момент,  когда  старый  тюремный  хищник  стал подыматься на лестницу,  Яшка,  каким-то чутьем угадавший присутствие одного из "беззаконников", внезапно  загремел своею дверью. Старик вздрогнул, точно ошпаренный. Я  ясно  представил себе, как болезненно задело его  напряженные нервы это неожиданное громовое  вмешательство. Он подпрыгнул на месте, точно его захлопнуло  западней,  заерзал,  попытался было  броситься на верх,  но, сообразив, что  дело  потеряно, и воры  успели  все  припрятать, возвратился назад.

        -- Запри!  -- изнеможенно обратился  он к Михеичу.-- О, Яшка, Яшка!  -- прошипел он, обращаясь к  дверям.-- Кажется, ежели мог бы,  вот как бы  тебя растер, проклятого, вот как!..

        Он сжал свои кулачонки и стал их тереть друг о друга, как бы воображая, что Яшка находится между ними и испытывает процесс растирания.

        Яшка    появился  у  своей  двери,    очевидно,  довольный,    что    удар, направленный во имя господне чисто наудачу, попал в цель так метко.

        -- Не любо тебе, беззаконник? -- гремел он вдогонку.-- Долго ли держать меня будете, слуги антихристовы?..

        --    Пос-с-той,  пог-год-ди!  --  шипел    "беззаконник",  пораженный  в наболевшее место,  и  бросал при этом на  нас косвенные  взгляды,  как будто между нашим присутствием и необходимостью для Яшки "погодить" была некоторая необъяснимая связь.

        Смысл  этого "погоди"  был  совершенно ясен:  Яшка был  во  власти этой старой тюремной  крысы, один, без союзников,  и,  тем  не  менее, он жестоко измучил  того, от  кого вполне  зависел. А  он именно его измучил.  Для меня стала  очевидною  та  странная  связь,  которая  установилась  между  Яшкой, запертым в одиночке, и державшими

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту