Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

63

неудачна вследствие  сопротивления, оказанного сильно возбужденной толпой.  Но затем, когда  силы  полиции увеличились, это  было, наконец,  сделано, хотя,  нужно признаться,  не  без  содействия  клобов,  которые,  как  мы  это  указывали многократно,  полиция  наша  пускает в  ход нередко  и  при обстоятельствах, пожалуй,  менее  оправдывающих употребление  этого  орудия в  цивилизованной стране.

        В  назначенное время прибыл на место известный рабочий агитатор  мистер Гомперс, в сопровождении хора музыки и со знаменем, на котором была надпись:

        Работы!

        Терпение народа истощено.

        Соединяйтесь!

        Петиция новому мэру!

        Беспристрастие  требует  прибавить, что,  кроме этих, была еще  надпись следующего содержания: "Достоинство, порядок, дисциплина!"

        За этой заметкой следовала в газете другая, имевшая опять три заглавия:

        "Чарли Гомперс был горек".

        "Он громил богатство и роскошь".

        "Порицал порядки этой страны, а этот город называл

        вавилонской блудницей".

        "Чарли Гомперс, ораторскому  таланту которого  нельзя не отдать должной дани  удивления,  прекрасно  использовал  данное  положение.  Едва прибыв на место, в сопровождении прекрасного хора м-ра Ивэнса (Second avenue, No 300), и,    узнав    об  утреннем  происшествий,  он    начал  свою  речь    блестящей импровизацией,  в  которой  в  самых  мрачных  красках  изобразил  положение лишенных работы и судьбу, ожидающую, быть может, в близком будущем многих из этих несчастливцев. Вслед за этим он  воспользовался контрастами, которые на всяком шагу  развертывает этот город,  как  известно, самый большой и  самый богатый  в    мире.  Эта  речь  Чарли  Гомперса,  имевшая    целью  пригласить безработных к  петиции на  имя городского  мэра, а также  пропагандировавшая идею рабочих ассоциаций, вызвала, по-видимому, самые дурные страсти. Правда, англичане    и  американцы  (которых,  впрочем,  было  очень  немного),  даже большинство ирландцев и немцы остались в порядке. Но наименее цивилизованные элементы  толпы в лице итальянцев, отчасти  русских  евреев  и в особенности какого-то дикого человека неизвестной нации -- вспыхнули при этом, как порох от спички".

        "МНЕНИЕ О ПРОИСШЕСТВИИ СЕНАТОРА РОБИНЗОНА".

        "Мистер Робинзон, любезно принявший  у себя нашего  репортера, находит, что  в этом  происшествии  с  особенной  яркостью  выразилась сила законного порядка этой страны. "Сэр,  -- сказал  мистер Робинзон нашему репортеру,  -- что  вы видите в данном  случае? Мятежники, побуждаемые опасными демагогами, опрокинули полицию.  Преграда  между  ними  и  цивилизацией  в лице  бравого Гопкинса и его товарищей рушилась.  И что же, -- мятежники не находят ничего лучшего,  как  вернуться  самопроизвольно  к  порядку.  Я позволил бы  себе, однако,  предложить  мистеру  Гомперсу  и  в  его  лице  всем  подобным  ему агитаторам  один    вопрос,  который,  надеюсь,  поставил  бы  их  в  немалое затруднение:  зачем вы,  сэр, возбуждаете страсти  и  подстрекаете толпу  на дело, самый успех которого не можете ни в каком случае обратить в свою польз у?"

        "В  следующем номере,  -- прибавляла  редакция,  --  мы  надеемся  дать читателям  ответ    мистера    Гомперса  на

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту