Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

78

что,  наконец, и ему выпало на долю исполнять некоторое довольно тонкое поручение...

        Однако Джону  Келли  скоро  стало  казаться, что у незнакомца  не  было никаких намерений. Он просто вышел на платформу,  без всякого багажа, только с корзиной в  руке,  даже, по-видимому,  без  всякого плана действий  и тупо смотрел, как удаляется поезд. Раздался звон, зашипели колеса, поезд пролетел по улице,  мелькнул  в  полосе  электрического света около аптеки,  а  затем потонул в темноте,  и только  еще красный  фонарик  сзади несколько  времени посылал прощальный привет из глубины ночи...

        Лозищанин  вздохнул, оглянулся  и  сел  на скамью,  под забором,  около опустевшего вокзала. Луна поднялась на середину неба, фигура полисмена Джона Келли стала выступать из сократившейся тени, а  незнакомец  все сидел, ничем не обнаруживая своих намерений по отношению к засыпавшему городу Дэбльтоуну.

        Тогда Джон Келли вышел из засады и, согласно уговору, постучался в окно к судье Дикинсону.

        Судья  Дикинсон  высунул  голову с  выражением  человека, который  знал вперед все то, что ему пришли теперь сообщить.

        -- Ну что, Джон? Куда направился этот молодец?

        -- Он никуда не отправился, сэр. Он все сидит на том же месте.

        -- Он все сидит... Хорошо. Обнаружил он чем-нибудь свои намерения?

        -- Я думаю, сэр, что у него нет никаких намерений.

        --  У  всякого человека есть  намерения,  Джон,  --  сказал  Дикинсон с улыбкой  сожаления  к  наивности  дэбльтоунского стража.  -- Поверьте мне, у всякого человека  непременно есть какие-нибудь намерения. Если  я, например, иду  в булочную, --  значит, я намерен купить белого хлеба,  это ясно, Джон. Если я ложусь в постель, -- очевидно, я намерен заснуть. Не так ли?

        -- Совершенно справедливо, сэр.

        --  Ну,  а если бы... (тут  лицо старого  джентльмена  приняло  лукавое выражение), если бы вы увидели, что я хожу  в полночь около железнодорожного склада, осматривая замки и двери... Понимаете вы меня, Джон?

        -- Как  нельзя  лучше, сэр...  Однако... Если человек  только  сидит на скамье и вздыхает...

        -- Уэлл! Это, конечно, не так определенно. Он имеет право, как и всякий другой,  сидеть на скамье и вздыхать  хоть до  утра.  Посмотрите только,  не станет  ли  он  делать  чего-нибудь  похуже.  Дэбльтоун  полагается на  вашу бдительность, сэр!  Не пойдет ли незнакомец к реке, нет ли у него сообщников на  барках,  не ждет ли он случая, чтобы ограбить железнодорожный поезд, как это было недавно около Мадисона... Постойте еще, Джон.

        Дик  Дикинсон прислушался: к станции подходил поезд. Судья посмотрел на Джона своими острыми глазами и сказал:

        -- Джон!

        -- Слушаю, сэр!

        -- Я сильно  ошибаюсь, если  вы найдете его на месте. Он хотел обмануть вашу бдительность и достиг  этого. Он, вероятно,  сделал свое  дело и теперь готовится сесть в поезд. Поспешите.

        Окно Дикинсона захлопнулось, а Джон Келли бегом отправился  на  вокзал. Человек без намерений все сидел на прежнем месте, низко опустив голову. Джон Келли стал  искать  тени,  подлиннее и  погуще,  чтобы пристроить к ней свою долговязую фигуру.  Так как  это  не удавалось,  то  Келли  решил,  что  ему необходимо присесть

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту