Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

80

нет никаких намерений и  что он  просидел  всю ночь  без движения,  город  Дэбльтоун  пришел  в  понятное волнение.  Около  странного человека стали собираться  кучки любопытных,  сначала мальчики и  подростки, шедшие  в школы,  потом приказчики, потом дэбльтоунские дамы, возвращавшиеся из  лавок  и  с  базаров,  --  одним  словом,  весь  Дэбльтоун,    постепенно просыпавшийся и принимавшийся за  свои обыденные дела, перебывал на площадке городского сквера, у  железнодорожной станции, стараясь, конечно, проникнуть в намерения незнакомца...

        Но  это  было очень  трудно,  так  как  незнакомец все сидел  на месте, вздыхал,  глядел  на  проходящих  и порой  отвечал  на  вопросы  непонятными словами. А  между  тем,  у  Матвея  к  этому  времени  уже  было  намерение. Рассмотрев внимательно свое положение в эту долгую ночь, пока город спал,  а невдалеке  сновали тени полицейского Келли  и приезжего сыщика, он пришел  к заключению, что от судьбы не  уйдешь, судьба же представлялась ему, человеку без языка и без паспорта, в виде неизбежной тюрьмы... Он долго думал об этом и решил, что, раньше или  позже, а без  знакомства  с  американской кутузкой дело обойтись не может. Так пусть  уж лучше раньше,  чем  позже. Он  покажет знаками,  что  ничего не понимает, а об истории в Нью-Йорке здесь,  конечно, никто  не знает... Поэтому он  даже вздохнул  с облегчением  и  с  радостной доверчивостью  поднялся  навстречу добродушному Джону Келли,  который шел  к нему, расталкивая

        толпу.

        Судья Дикинсон вышел в свою  камеру, когда шум и  говор раздались у его дома, и в камеру ввалилась толпа. Незнакомый великан кротко стоял посредине, а Джон Келли сиял торжеством.

        -- Он обнаружил  намерение,  г. судья,  --  сказал  полисмен,  выступая вперед.

        --  Хорошо, Джон. Я знал, что вы оправдаете доверие города...  Какое же именно намерение он обнаружил?

        -- Он хотел укусить меня за руку.

        Мистер Дикинсон даже откинулся на своем кресле.

        -- Укусить за руку?.. Так  это все-таки правда! Уверены ли  вы  в этом, Джон Келли?

        -- У меня есть свидетели.

        --    Хорошо.    Мы  спросим  свидетелей.  Случай  требует  внимательного расследования. Не пришел еще мистер Нилов?..

        Нилова еще не было. Матвей глядел на все  происходившее с удивлением  и неудовольствием. Он решил итти  навстречу неизбежности, но ему казалось, что и это  делается  здесь  как-то  не по-людски.  Он  представлял себе это дело гораздо проще. У  человека спрашивают паспорт, паспорта нет. Человека берут, и полицейский, с  книгой  подмышкой, ведет его куда  следует.  А  там уж что будет, то есть как решит начальство.

        Но здесь  и это  простое дело  не  умеют сделать как следует. Собралась зачем-то толпа,  точно на зверя, все валят в камеру, и здесь сидит на первом месте вчераш-

        ний  оборванец,  правда,  теперь одетый  совершенно прилично,  хотя без всяких знаков начальственного звания.  Матвей стал озираться  по  сторонам с признаками негодования.

        Между тем, судья Дикинсон приступил к допросу.

        -- Прежде всего, установим национальность  и имя, -- сказал он. -- Your name (ваше имя)?

        Матвей молчал.

        -- Your nation  (ваша национальность)?  -- И, не

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту