Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

83

Матвею партикулярный вопрос:

        -- Гоу до ю лайк дис кэунтри, сэр?

        -- Он хочет знать, как вам понравилась Америка? -- перевел Нилов.

        Матвей, который все еще дышал довольно тяжело, махнул рукой.

        -- А! чтоб ей провалиться, -- сказал он искренно.

        -- Что сказал джентльмен о нашей стране? -- с  любопытством переспросил судья  Дикинеон,  одновременно  возбудив  великое  любопытство  в  остальных присутствующих.

        -- Он  говорит, что ему нужно время, чтобы оценить все достоинства этой страны, сэр...

        -- Вэри уэлл!  Ответ, совершенно достойный благоразумного  джентльмена! -- сказал Дикинсон тоном полного удовлетворения.

          XXXI

        На следующий день газета города Дэбльтоуна вышла в увеличенном формате. На  первой  странице ее  красовался  портрет мистера Метью, нового обитателя славного  города,  а  в тексте, снабженном  достаточным  количеством  весьма громких заглавий, редактор ее обращался ко всей остальной Америке вообще и к городу Нью-Йорку  в  особенности. "Отныне, -- писал он,  -- город  Дэбльтоун может гордиться тем обстоятельством, что его судья, мистер  Дикинсон, удачно разрешил  вопрос, над  которым тщетно ломали головы лучшие  ученые этнографы Нью-Йорка. Знаменитый  дикарь, виновник инцидента в Central park, известие о котором  обошло  всю  Америку  в  столь искаженном виде,  в настоящее  время является  гостем  нашего    города.  После  весьма  искусного  расследования, произведенного  чрезвычайно сведущим  в своем деле судьей, м-ром Дикинсоном, он оказался русским, уроженцем Лозищанской губернии (одной из лучших и самых просвещенных  в этой  великой и  дружественной  стране), христианином и,  -- добавим от  себя,--  очень кротким человеком,  весьма приятным в обращении и совершенно лойяльным.  Он  обнаружил истинно христианскую  радость, узнав  о том,  что  здоровье  полисмена  Гопкинса,  считавшегося  убитым, находится в вожделенном  состоянии и что этот полисмен уже приступил к  исполнению своих обычных обязанностей. Тем лучше для полисмена Гопкинса, но, смеем прибавить, основываясь на  мнении  лучших  юристов нашего  города, что в  этом  вопросе является заинтересованным  лицом единственно лишь сам полисмен  Гопкинс, так как он сам виновен в постигшем его несчастье. Да, повторяем, он сам виновен, так как первый ударил  клобом по голове  мирного иностранца, обратившегося к нему с выражением любви и доверия. Если судьи города Нью-Йорка думают иначе, если адвокат этого  штата  пожелает доказывать  противное  или сам  полисмен Гопкинс  вознамерится  искать  убытки,  то они  будут иметь  дело  с лучшими юристами    Дэбльтоуна,      выразившими      готовность    защищать    обвиняемого безвозмездно. Едва ли,  однако, в  этом  представится надобность после того, как  мы  разоблачим  на  этих  столбцах  еще    одну  клевету,  которой  наши нью-йоркские собратья по  перу, без достаточной проверки, очернили репутацию Метью    Лозинского,    нашего    уважаемого  гостя    и,    надеемся,    будущего согражданина.  Дело  в том, что  он  вовсе  не  кусается. Движение,  которое полисмен  Гопкинс  истолковал  в этом позорном смысле (что вовсе  не  делает чести  проницательности  нью-йоркской  полиции), имеет,  наоборот,  значение

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту