Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

85

в вагоне.  Ему вспомнился барский дом около Лозищей, выглядывавший из-за зелени сада. Между этим домом и поселком шла  давняя  вражда  и долгая тяжба из-за  чиншевых  земель.  Она началась при  отцах, продолжалась при  детях и  склонялась то на  ту, то  на другую сторону. Дело  грозило большими запутанностями и  неприятностями, как вдруг  старый барин умер.  В  Лозищи  явился его наследник и,  созвав  сход, предложил покончить спор, уступив по всем пунктам. Некоторое время  лозищане еще шумели и упирались, не понимая причин этой уступчивости.

        Но  потом более  проницательные люди сообразили, что, вероятно,  барчук прокутился,  наделал  долгов  и  хочет поскорее спустить отцовское наследие, чему мешает тяжба. Лозищане постарались оттянуть еще, что было можно, и дело было  кончено.  После  этого  барчук исчез куда-то, и о нем  больше  не было слышно  ничего  определенного.    Остались  только  какие-то  смутные  толки, довольно  разноречивые, но  во  всех  версиях  неблагоприятные для  молодого человека.

        И  вот  теперь  Матвею показалось,  что  перед  ним этот самый человек, только что снявший рабочую блузу и сидящий за книгой. Он так удивился этому, что стал протирать глаза. Кровать под ним затрещала. Нилов повернулся.

        --  Что, земляк, выспались? --  спросил он  приветливо.  --  Ну, теперь давайте пить кофе.

        Лозинский поднялся застенчиво и  неловко, расправляя  онемевшие  члены. Вчера он обрадовался этому человеку, как избавителю, сегодня чувствовал себя как-то  неловко в его присутствии.  К тому же он увидел  со смущением, что в комнате не было другой  кровати, -- значит, хозяин уступил  свою, а его ноги были  босы,  -- значит, Нилов  снял  с него, сонного, сапоги. Правда, он  не разувался  во  все  время долгого  пути, и от  этого ноги  его  горели... Но все-таки эти  заботы  причинили  ему  скорее неудовольствие. Он  был  теперь уверен,  что это лозищанский  барчук и что толки были  правдивы; он, значит, действительно спустил  все отцовское наследие и теперь несет участь блудного сына на чужой стороне. Но так как все-таки он оказал ему услугу и притом был барин, то  Лозинский  решил  не  подавать  и  виду, что узнал  его, но в его поведении сквозило невольное почтение. Это вносило какое-то замешательство и неопределенность  в  их  взаимные  отношения.  Нилов  вел  себя  просто,  но сдержанно, Матвей конфузился и уходил в себя.

        На  следующий  день, вернувшись с лесопилки, Нилов  сказал,  что Матвей может,  если желает,  получить  работу: носить лес с барок. Матвей, конечно, согласился  с радостью, и вскоре недавняя знаменитость, человек,  о  котором говорили все  газеты Америки,  скромно переносил лес с барок на берег речки. Его сила и уверенность его обращения с  тяжелыми дубовыми бревнами доставили ему повышение, и, спустя недели две, он работал уже рядом с Ниловым, подавая лес на зубчатые колеса, где  Нилов резал его на тонкие фанеры. К вечеру, оба засыпанные опилками, они возвращались домой.

        Матвей нанял  комнату рядом  с  Ниловым,  обедать  они  ходили вместе в ресторан. Матвей не говорил ничего, но ему казалось, что обедать в ресторане -- чистое безумие, и он все подумывал о  том, что он  устроится со  временем

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту