Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

86

поскромнее. Когда пришел первый расчет, он удивился, увидя, что за расходами у  него осталось еще довольно  денег.  Он их припрятал,  купив только  смену белья.

        Еще  через  неделю  Нилов  сказал  ему,  что они  отправятся  вместе  в Дэбльтоун,  где  он, Нилов, будет  читать лекцию. Они пришли в большой  зал, весь набитый народом,  который встретил их  криками и свистом (в Америке это выражение одобрения). Затем  все  стихло,  судья Дикинсон  сказал  несколько слов,  указывая то на Матвея, то на Нилова, а затем  последний  стал долго и свободно рассказывать что-то, по временам показывая места  на большой карте. Публика, состоявшая  в  большинстве  из рабочих людей, слушала с напряженным вниманием и в конце опять устроила им овацию...

        Когда после этого они пришли домой, Нилов вынул кучку денег и, разделив ее на две половины, одну отдал Матвею.

        -- Это  мы с  вами  заработали  сегодня, -- сказал он. -- Это плата  за лекцию.    Я    говорил  им  о  нашей    родине  и  о  ваших    похождениях.  По справедливости, половина принадлежит вам.

        Матвей  пробовал  было отказаться, но потом принял деньги. За это время его отношение к Нилову сильно  изменилось, и хотя  он не все понимал, однако совершенно  отбросил  мысль о  блудном сыне.  Получив деньги, он сконфуженно смотрел на Нилова... Ему хотелось бы выразить как-нибудь  свою благодарность и  почтение...  Губы  его  тянулись к руке Нилова,  колени  подгибались  для земного поклона... Но в  лице Нилова, а может быть, и в тех неделях, которые они  уже  провели вместе,  было что-то, удержавшее Матвея от этого излияния. Поэтому он взял деньги и, положив их около себя, сказал:

        -- А  что... извините  и  не  подумайте чего худого...  Тут очень много денег?

        --  Не очень  много,  но достаточно, чтобы сделать  себе  хорошую  пару платья, -- ответил Нилов. -- Вы ходите в одном и на работу, и в праздник.

        -- А! -- сказал Матвей, махнув рукой. -- Я простой человек, работник.

        -- Здесь все простые люди, и работники считают себя не хуже других и не хотят  ничем отличаться по внешности. Я  советую  вам  обзавестись бельем  и платьем.

        Матвей потупился.

        -- Простите  меня, -- сказал он. -- Я не то, чтобы  там... не  слушался вас или что... Но... скажите: можно здесь работой скопить на дорогу?

        -- Куда?

        -- Назад, на родину!.. -- сказал  Матвей страстно.-- Видите  ли, дома я продал и избу,  и коня, и поле...  А теперь  готов  работать, как вол, чтобы вернуться и стать хоть последним работником там, у себя на родной стороне...

        Нилов  прошелся  по  комнате, о  чем-то думая, и  потом,  остановившись против Лозинского, сказал:

        -- Слушайте, Лозинский. Заработать столько можно.  Можно  со временем и вернуться. Но... всякий человек  должен знать, что он делает. Зачем вы ехали сюда?

        -- А! -- ответил Матвей, махнув рукой. -- Мало ли что приходит человеку в голову.

        -- Постарайтесь вспомнить, что вам приходило в голову.

        Матвей наморщил лоб  и сам удивился  тому,  как  трудно идут из  головы слова и мысли.

        -- А! Хотелось человеку,  конечно... клок вольной земли, чтобы было где разойтись плугом... Ну там... пару волов, хорошего коня... корову... крепкую

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту