Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

10

на  ночь в  свою камеру,--  воистину бесстрашен ты человек, если видал уже "кузькину мать" и не убоялся!.."

          III

        -- Отчего у Яшки в камере  так темно и холодно? -- спросил  я, заметив, что в его камере темно, как в могиле, и из его двери дует, точно со двора.

        -- Рамы, пакостник, вышибает,-- ответил Михеич.-- Беспокойный,  беда!.. А  темно потому,  что снаружи окно  тряпками  завешано, -- от холоду. Стекла повышибет, тряпками завесит,-- все теплее будто!..  Ну, не дурак? "Для бога, для великого государя". Кому надобность, что у тебя стекол нет...

        И Михеич презрительно пожал плечами.

        С тем же вопросом я обратился к Яшке.

        -- Видишь ты,--  серьезно  ответил  он,-- беззаконники  хладом заморить меня хотят, потому и раму не вставляют.

        -- Зачем же ты ее вышиб?

        --  Не  вышиб  я, нет!..  Зачем  вышибать?.. Вижу:  идут ко  мне  слуги антихристовы людно. Не с  добром идут  -- с  нарукавниками.  Сам знаешь: жив человек  смерти  боится.  Я  на  окно-то от  них...  за  раму-то, знаешь,  и прихватился.  Стали  они тащить,  рама  и  упади...  Вот!..  Что  поделаешь. Согрешил: нарукавников испужался...

        Несколько слов об этих нарукавниках.

        Идея нарукавников -- идея целесообразная и, если хотите, даже гуманная. Чтобы буйный или бешеный  субъект не мог нанести своими руками вред себе или другим,  руки  эти должны  быть лишены свободы действия  с  возможным притом избежанием  членовредительства. Для  этой цели  надеваются  крепкие  кожаные рукава,  коими руки  притягиваются к  туловищу. Чтобы  удержать  их  в  этом положении, рукава стягиваются двумя крепкими ремнями, которые двумя кольцами охватывают  спину  и грудь.  В чистом  виде идея нарукавников  имеет  только предупредительный характер,  и если Михеич грозит ими, как чем-то наказующим и  мстящим, то  это  свидетельствует еще раз  печальную истину,  что  грубая действительность искажает всякие  идеи. Надо, впрочем, сознаться, что  этому искажению  в    весьма    значительной  мере    способствует  самое  устройство нарукавников, легко допускающее возможность многих "преувеличений".  Пряжки, например, стягивающие  ремни, могут  быть затянуты в меру,  не  более  того, сколько требуется самою  идеей притяжения  рук к ребрам, но они также  могут быть затянуты и с преувеличением, причем пострадают и ребра (Я не говорю уже о  заведомых посягательствах  на самое  устройство  нарукавников.  Бывают  и такие. Так, например, иногда к ним  прибавляют еще ремень, притягивающий шею книзу.  Это  ничем  не  оправдываемое  прибавление  дает  в  результате  уже несомненное членовредительство.  Я  знал здорового парня, у  которого  после пятичасового  пребывания в  нарукавниках с этим добавлением кровь  бросилась горлом,  и    грудь  оказалась  радикально  испорченною).    Если  принять    в соображение,  что  редко --  вернее,  никогда  --  субъект  не  обнаруживает стремления надеть  их добровольно и  что, стало  быть, их надевают силой, то станет понятно,  почему  Яшка приравнивал процесс  надевания нарукавников  к смерти.

          IV

        Среда арестантов относилась к Якову довольно равнодушно. Был,  впрочем, один  остроумец, приходивший  чуть  не  ежедневно изощрять на заключенном "в темнице" (на этот раз  употребляю это выражение в буквальном значении)  свое тяжелое скоморошество.

        Это  был один из  тех остроумцев, каких много и  не  в остроге. Субъект этот  наложил,  по-видимому,    на  себя  тяжелый  искус  развлекать  публику балагурством, в котором было очень мало юмора, еще меньше веселья и уж вовсе не  было смысла.  Это  было  просто  какое-то  напряженное  словоизвержение, поддерживаемое  с  усилием,  достойным  более  веселого  дела,  по  временам

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту