Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

11

оскудевавшее и вновь напрягаемое,  пока, наконец, сам остроумец не впадал от этих усилий  в  некоторое яростное  исступление.  Впрочем,-- добрая  душа  у русского человека,-- слушатели  находили  возможным  награждать бескорыстное "старание" вялым смехом.

        Яшка  почему-то  считал нужным  делать этому  скомороху  принципиальные возражения,      громил      слуг        антихриста,      ссылался      на      авторитет "енерал-губернатора"  (который,  по  его  убеждению,  стоял  за  него,  хотя почему-то  безуспешно),  вообще,    метал  свой  бисер,    попиравшийся  самым бестолковым образом.

        --  Енерал-губернатор! -- грохотал остроумец  сиплым голосом настоящего пропойцы.-- Вишь, чем удивить вздумал! Мы и сами в настранницких племянниках состоим... Хо-хо-хо! Не слыхивал еще, так  слушай,  развесь уши-то пошире. А то с енерал-губернатором выехал. Ха-ха-ха!

        Когда Яков замечал, что возражения "настранницкого племянника" являются одним  сквернословием,  то  он  плевал  и уходил от греха. Но "настранницкий племянник", успевший достаточно раскалиться на огне  собственного остроумия, начинал  бить ногою  в Яшкину дверь, мешая Яшке "стоять на молитве". К этому присоединялся      обыкновенно    пронзительный    голос    музыкального    еврея, сочувственно откликавшегося на всякие сильные звуки, и  в результате выходил такой  раздирательный  концерт,  что  Михеич просыпался  у  своего косяка  и укрощал разбушевавшегося "настранницкого племянника". Тот удалялся, впрочем, весьма  довольный собою.  Зрители  тоже расходились, зевая  и  вяло  поощряя остроумца: "Молодец, Соколов! За словом в карман не полезет!"

        Были, однако,  некоторые  признаки,  указывавшие, что где-то в остроге, среди этих однообразных серых халатов,  в грязных  камерах, у Яшки были если не  союзники,    то  люди,    понимавшие    подвиг    неуклонного    стучания    и сочувствовавшие его  "обличениям". Однажды,  проходя по коридору, я увидел у Яшкиной двери  высокого  старика  в арестантском сером халате.  У него  были седые волосы  и  серьезное  лицо, суровость  которого  несколько  смягчалась каким-то особенным "болезным" выражением. В отношении  к Якову он держался с видным уважением. Они о чем-то разговаривали у оконца негромко и серьезно.

        --  Верно тебе сказываю,  --  говорил  Якову  старик. -- Ефрем решен, и Сидор тоже  решен. Сказывают, в свою губернию по этапу отправлять будут... А твое, вишь, дело...

        Конца фразы я не расслышал. Когда я проходил обратно, Яков, с которым я уже  был  знаком довольно близко,  указал  на меня, и старик  поклонился, но затем опять припал к окошечку. Мне не удалось более увидеть этого арестанта. Очевидно, он заходил сюда из какого-нибудь другого отделения.

        Однажды я дал коридорному денег, прося купить Якову, что ему нужно. Тот не понял и передал деньги непосредственно. После этого  Яков остановил меня, когда я проходил по коридору.

        --  Слышь,  Володимер, --  сказал  он. --  Спасибо тебе.  Милостинку ты христову сотворил, дал коридорному для меня... Да, видишь вот: не беру я их. Прежде, на миру, грешил,  брал в руки, а теперь не беру! Вот они тут на полу и  валяются.  А  ты  хлебную  милостинку  сотвори!  Из  теплых  рук  хлебная милостинка  благоприятнее.  Ироды-то меня  на полуторной порции  держат. Сам знаешь,  что  в ей,  в  полуторной-то порции... Просто сказать,  что  гладом изводят.  Ну,  да  не  вовсе  еще  бог от  меня  отступился,--  добрые  люди поддерживают:  вчера  кто-то  два ярушничка спустил на  веревочке сверху-то. Спасибо, не оставляют православные христиане.

        Как  бы то  ни  было, хотя эти факты указывают  на некоторое сочувствие среды,  тем не  менее, в самые  страшные  минуты,  когда  живая Яшкина  душа содрогалась

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту