Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

12

изво­лил обращать свое высочайшее внимание.

            Прошу ваше превосходительство принять уве­рение в моем искреннем почтении и совершенной преданности.

            Н. Бобриков" (Дневник, т. IV, стр. 140.).

           

            Ответственный редактор "Русского богатства", кото­рым в это время официально состоял П. В. Быков, был вызван в Главное управление по делам печати. Вместо него пошел объясняться Короленко.

            "...У нас произошел следующий разговор, -- пишет он в дневнике.

            М. П. Соловьев. Так вот, Владимир Галактионович, вы видите, что дело очень серьезное. Нужно поправлять.

            {26} Вы должны в какой-нибудь форме напечатать от себя поправку, написать, что вы ошиблись.

            Я. Но если мы не ошиблись?

            Сол. Вы видите, что пишет ген[ерал]-губернатор. Я из доброжелательства говорю вам: поправьте! Иначе журналу грозит очень серьезная опасность. Не думайте, что если "Русское богатство" подцензурно, то...

            Я. Я знаю статью, о которой идет речь, она чисто фактическая и вся состоит из цитат, взятых из офици­альных источников.

            Сол. Все равно! Статья Мехелина в "Вестнике Евро­пы" тоже состояла из цитат и, однако, "Вестнику Евро­пы" объявлено предостережение. Вы, как журнал под­цензурный, предостережения получить не можете... Я го­ворю с вами потому, что хочу вам же добра.

            Я. Очень благодарен. Но мне кажется, что раз мы при­водим достоверные факты... То, что не понравилось ген. Бобрикову, -- есть цитата из закона. Неужели прес­са не вправе делать даже ссылок на законы?

            Сол. (с некоторым раздражением). Пресса все может. Все! Но и правительство может принимать свои меры. Я лишь советую.

            Я. Еще раз благодарю. Нам остается только навести справки. Если наш сотрудник (Автором статьи о Финляндии был Н. Ф. Анненский. Прим. ред. "Дневника") ошибся, мы, конечно, сделаем все возможное, чтобы поправить ошибку.

            Сол. Вы должны сделать даже невозможное...

            Я. Надеюсь, ваше превосходительство не рекомен­дуете нам сделать невозможное с нравственной точки зрения? А таково было бы опровержение того, что по-нашему есть истина. Вы позвольте мне еще раз прочесть письмо ген. Бобрикова?

            {27} Сол. Сделайте одолжение. Если хотите, возьмите его с собой, только завтра верните. Покажите вашим това­рищам. Они увидят, что дело крайне серьезно.

            Он дал мне секретную бумагу и вежливо проводил до дверей. Вообще на этот раз он держал себя с серьез­ной благосклонностью врача, разговаривающего с труд­нобольным.

            На следующий день, когда я ему принес бумагу,-- он спросил, принес ли я проект самоопровержения? Я от­ветил, что ген. Бобриков ошибается. "Форма правле­ния", несомненно, подтверждена императором Александ­ром II, и, значит, мы не имеем возможности отрицать факт, исторически несомненный. Соловьев совершенно изменил тон. Стал говорить резко. Я начал отвечать то­же горячась, но потом спохватился.

            -- Надеюсь, ваше пр[евосходительст]во,-- сказал я,-- что о финляндских делах можно здесь, в России, говорить спокойнее.-- И при этом я сделал попытку уйти, прекратив разговор.

            -- Я говорю спокойно. Садитесь, пожалуйста... Я вам говорю только, что требование ген. Бобрикова должно быть

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту