Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

15

в прятки. Вам хорошо известно, что у нас, как у большинства органов печати, официальные редак­торы фикция. П. В. Быков просто-напросто не мог бы сказать вам ни слова по существу вопроса. Вы можете закрыть журнал по тому или по другому поводу, но по­вторяю,-- пока мы существуем, фактическая редакция в руках Н. К. Михайловского и моих.

            Он проворчал что-то невнятное, и больше этот раз­говор уже не возобновлялся.

            Затем в разговоре мне пришлось упомянуть о "раз­личии в мнениях".

            {32} -- Надеюсь, ваше пр[евосходительст]во не полагаете, что можно привести печать к единообразию мнений.

            -- Напрасно вы так думаете! Именно в этом наша задача. Истина одна.

            Я только пожал плечами.

            -- Истина одна,-- но можно ли ее предписывать цир­кулярами!.." (Дневник, т. IV, стр. 165-166. Запись от 30 апреля 1899 г.).

            На имя Соловьева 4 мая был послан отказ подчи­ниться требованию Главного управления по делам печа­ти и опубликовать какие бы то ни было объяснения в журнале по поводу статьи "Финляндские дела". Письмо заканчивалось так:

            "Вместе со всею русскою печатью мы подчинены цензурному уставу, который предписывает нам в тех или иных случаях, чего мы касаться не в праве. И мы нередко не говорим того, что в другое время признается совер­шенно дозволительным. Но несомненное право всякого писателя самому выбирать предметы, о которых он на­мерен говорить в этих дозволенных пределах. Наша статья не только формально, но и по существу ничего противуцензурного не представляет. Я с удовольствием услышал вчера от вашего превосходительства, что и вы лично не видите в ней ничего, обращающего внимание с общецензурной точки зрения, и мы не видим, в какой форме мы могли бы сделать заявление, требуемое

            ва­шим превосходительством. В рамках себе поставленных нам сказать более нечего, так же как нечего и опроверг­нуть. Прошу принять... и прочее" (Там же, стр. 168.).

            В дневнике 5 мая 1899 года записано, что в этот день "Правительственный вестник" объявил о приостановке "Русского богатства" на три месяца и что такая мера "хотя и доставляет нам не мало хлопот, но все же {33} устранила более серьезные опасения 8 месяцев, не говоря ужа о полном запрещении,-- это было бы крушение не толь­ко для журнала, но и для нас лично, так как до сих пор на журнале очень много долгов.

            Я пережил очень тревожное время, и пришлось креп­ко подумать о "способах удовлетворения" подписчиков и кредиторов. "Положение русского издания", зависи­мое, необеспеченное, подверженное случайностям полно­го произвола, коснулось меня лично очень осязательно и реально. В пределах обычных вероятностей -- журнал стоит изрядно: последний год он уже окупает расходы; следующие годы должны давать избыток на уплату дол­гов за предыдущие годы. Тревожное время самой труд­ной борьбы -- назади. Но... нужно еще лет 5-10, чтобы совсем покончить с наследием прошлого. А до тех пор -- один почерк пера может уничтожить результат всей на­шей работы и каждый из нас рискует очутиться с долга­ми уничтоженного журнала, которые тогда станут на­шими личными долгами. По условиям экономической стороны ведения дела -- такими ответственными лицами в данное время явились

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту