Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

17

            "Вечером по обыкновению происходили "чаепития", -- одно на Фонтанке; в доме коммерческого училища, дру­гое на Петербургской стороне. Я получил приглашения на оба, но пошел на более многолюдное и ближайшее -- на Фонтанку. Народу было очень много, настроение спокойное. Говорили сначала К. К. Арсеньев, потом про­фессора Яроцкий и Свешников, потом В. А. Мякотин, потом студенты. Речь шла о современных настроениях, о марксизме, об "идеалистических сторонах учения Маркса", происходили прения, как обыкновенно, в конце концов разговор свелся на диалог между двумя спорив­шими, стало скучно, и я вышел в коридор.

            В конце коридора в обширной буфетной комнате {36} слышалась песня. Пока мы прошли туда, песня уже смолкла и в кружке посередине зала плясали. Я взо­брался на стол, чтобы лучше видеть. Какой-то кавказец отхватывал лезгинку, приглашая в круг молодую девуш­ку, которая сначала стеснялась, но затем она поплыла впереди, разводя руками, а он, топая и приседая, мчал­ся за нею. Вся окружающая толпа молодежи принима­ла участие, хлопая в такт ладонями. Как только танец кончился и молодая девушка вошла в толпу, а в круг выскочил какой-то студент в синей рубахе и начал от­калывать "русскую", -- вдруг среди шума раздался воз­бужденный голос:

            -- Товарищи! Одну минуту молчания.

            Все смолкли. Какой-то высокий, красивый молодой человек протискался из задних рядов и сказал, страстно жестикулируя и сверкая глазами:

            -- Не время плясать. Сегодня, утром, наших това­рищей били нагайками, а вы здесь отплясываете... Стыдно!

            Раздались шиканья и крики: верно! верно! Студент в синей рубахе, прерванный в начале какого-то "колена", подошел к говорившему почти вплоть и, сложив руки на груди, сказал:

            -- Ну, что ж такое. Вот меня самого утром избили... Завтра об этом потолкуем, а сегодня я пляшу. Валяй, ребята!

            -- Верно, верно!

            -- Завтра все равно уже назначена сходка, а сего­дня веселье. Валяй!

            -- Не надо! Не надо!

            Пляс возобновился, но без прежнего оживления. Многие ушли. По длинному широкому коридору шли кучки студентов, горячо обсуждая этот маленький инцидент. И всюду слышалось: "Cxoдкa, завтра сходка в университете!"

            {37} Было около часу. В зале все продолжались дебаты, молодежь жалась к эстраде, где референт состязался с возражавшим ему ярым "марксистом": "Коллега ска­зал, что мы отрицаем всякую идеологию... Одна только классовая борьба и классовое самосознание..."

            Я оглянулся кругом. Завтра вся эта молодежь, при­надлежавшая к различным "классам" и слоям общест­ва, поставит на карту все свое будущее, и может быть, в том числе оратор, не признающий ничего, кроме клас­сового сознания и "экономических факторов"...

            В час мы с Н. Ф. (Вероятно, Н. Ф. Анненский. Прим. ред. "Дневника".) вышли на Фонтанку и пошли по Невскому вместе с М. И. Свешниковым, профессором. Профессора уже знали, что на завтра готовится огром­ная сходка. Впрочем, об этом, пожалуй, знал уже весь Петербург, и во всех слоях общества бродило сочувст­вие к избитым студентам.

            Невский был уже почти пуст, только полиция была настороже. Трактир Палкина по распоряжению градо­начальника был закрыт, электрический

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту