Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

21

целью. Его литератур­ная работа не шла, нервность и бессонница не проходили. В 1900 году он решил уехать из Петербурга в провин­цию, все равно куда, лишь бы подальше от столицы, где он чувствовал себя очень плохо.

            "Петербург не по мне,--записал Короленко в дневнике 1901 года. -- ...Мелкие "подлитературные" дрязги, пересуды, столкновения... Потом цензура, объяснения с авторами, концерты, чтения, обеды с речами, суд чести, кажется, нужный только для того, чтобы портить на­строение самим судьям и, пожалуй, сторонам... Одним {44} словом -- сутолока и притом довольно бестолковая... Прибавить к этому болезнь (с 96 года) --и четыре года долой из жизни!" (Дневник, т. IV, стр. 186. Записано в январе 1901 г.).

            Помню, на столе разложили карту России, и все, в том числе и мы с сестрой, с интересом путешествовали по ней, выбирая место будущей жизни. Мы были при­влечены к этому обсуждению, как равноправные, и я вспоминаю интерес, который приобрели вдруг кружочки и черные буквы на карте. За ними скрывалась таин­ственность новых мест, не оставлявшая сожаления о разлуке с Петербургом, где началась наша сознательная жизнь и возникли первые дружеские связи.

            Для нового места отец поставил два условия,--это должен быть маленький городок, по возможности без газеты, так как он хотел хоть на первое время быть сво­бодным от провинциальной газетной работы, и в хоро­шем климате на юге, потому что моя младшая сестра была очень слабой и часто хворала.

            Выбор по совету М. И. Сосновского, полтавца, зна­комого отца по ссылке и литературной работе, остано­вился на Полтаве. Казалось, этот тихий маленький го­родок удовлетворял нашим требованиям: в нем не су­ществовало в то время газеты, был прекрасный климат, масса зелени. Зимой на маленьком пруду устраивался каток. Отец продолжал увлекаться коньками, выучив и нас хорошо кататься.

            Переезд в Полтаву связывался с надеждами отца на­чать более интенсивную литературную работу, что было невозможно в столице.

            Весной 1900 года мы уехали из Петербурга на лето Уральск.

         

      ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН.

      ПОЕЗДКА В УРАЛЬСК

           

            Среди работ, которые давно занимали отца, была мысль о большом историческом романе из времен пу­гачевского движения. Намеки на эту тему, еще совсем не оформленные, появляются в ранних записных книж­ках отца. К 1886 году относится набросок, в котором можно видеть зародыш будущей темы. В нижегородской архивной комиссии,-- членом ее Короленко состоял с 22 октября 1887 года до отъезда из Нижнего Новгоро­да,-- разбирая бумаги Балахнинского магистрата, он натолкнулся на дела, связанные с пугачевщиной, веро­ятно, и направившие его интерес по этому руслу. В исто­рическом очерке "Колечко" отец писал:

            "Только десять лет прошло с того времени, как над Русью пронеслось ураганом пугачевское движение. Взметнувшись легким снежным облачком из-под копыт первого пугачевского отряда у Бударинского форпос­та,-- оно затем набралось в грозовую тучу, нависшую вплоть и над нижегородским краем, отделявшим ее от Москвы. До Балахны не доходил ни один пугачевский отряд и городовому магистрату не пришлось ведать ни одного дела, непосредственно касавшегося великого бун­та. Но зато,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту