Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

23

-- Уральск я приехал в Са­ратов [...] Дует теплый ветер, плещется на отмели речная струя от проехавшего парохода [...] Наконец -- звонок, и наш поезд ползет по низкой насыпи с узкой колеёй, на этот раз с очевидным намерением пуститься в путь. Степь тихо развертывает перед нами свои дремотные красоты. Спокойная нега, тихое раздумье, лень... Чув­ствуется, что вы оставили на том берегу Волги и тороп­ливый бег поездов, и суету коротких остановок, и вооб­ще ускоренный темп жизни.

            [...] Я с любопытством вглядывался в эту однообраз­ную ширь, стараясь уловить особенности "вольной сте­пи" [...] Нигде, быть может, проблема богатства и бед­ности не ставилась так резко и так остро, как в этих {48} степях, где бедность и богатство не раз подымались друг на друга "вооруженной рукой". И нигде она не сохрани­лась в таких застывших, неизменных формах. Исстари в этой немежеванной степи лежат рядом "вольное" бо­гатство, почти без всяких обязанностей, и "вольная" бедность, несущая все тягости... А степь дремлет в своей неподвижности, отдаваясь с стихийной бессознатель­ностью и богатому, и бедному, не пытаясь разрешить, на­конец, вековые противоречия, то и дело подымавшиеся над ней внезапными бурными вспышками, как эти вих­ри, взметающие пыль над далеким простором...

            Вихри и в эту минуту вставали кое-где над степной ширью и падали бесследно... А под ними все та же степь недвижимая, ленивая и дремотная...

            Около двух часов дня вправо от железной дороги за­мелькали здания Уральска, и, проехав мимо казачьего лагеря, поезд тихо подполз к уральскому вокзалу, ко­нечному пункту этой степной дороги[...] Влево, за густой пылью, высились колокольни городских церквей и затей­ливая триумфальная арка в восточном стиле. Из города к садам по пыльной дороге ползли телеги с бородатыми казаками, ковыляли верблюды, мягко шлепая в пыль большими ступнями. На горбу одного из них сидел киргиз, в полосатом стеганом халате, под зонтиком, и с высоты с любопытством смотрел на велосипедиста в ки­теле, мчавшегося мимо. Верблюд тоже повернул за ним свою змеиную голову и сделал презрительную гримасу. Я невольно залюбовался этой маленькой сценой: медли­тельная, довольно грязная и оборванная, но величавая Азия смотрела на юркую и подвижную Европу..." (Короленко В. Г. Полное собрание сочинений. Посмерт­ное издание. Т. XX. Очерки и рассказы. Госиздат Украины, 1923, стр. 39-43.).

            Мы поселились близ Уральска на даче М. Ф. Каменского.

            21 мая 1900 года отец писал Ф. Д. Батюшкову:

            {49} "Здесь -- мы в садах. В трех саженях от балкона на­шей хибарки -- река Деркул, в которой я уже купался раза три. За речкой (чудесная речонка, в плоских зеле­ных берегах, с белесым ивняком, склоняющимся к во­де!) --тоже луга и сады, с колесами водокачек и жело­бами для орошения. Тепло, даже, вернее, жарко, тихо, уютно. На всех нас первый день нашего пребывания произвел отличное впечатление. А для меня вдобавок среди тишины этих садов и лугов бродит еще загадоч­ная тень, в которую хочется вглядеться. Удастся ли,-- не знаю..." (К о р о л е н к о В. Г. Письма. 1888--1921. Под ред. Б. Л. Модзалевского. Пб., "Время", 1922, стр. 145.).

            Чтобы работать в войсковом архиве, куда

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту