Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

44

было некому. Монопольный орган бессарабского анти­семитизма привел холодно и лаконично несколько строк безличного и никем не подписанного опровержения, ко­торое не произвело должного впечатления и прошло мало замеченным. Правда, положение русского анти­семитизма ввиду этого яркого случая оказалось все-таки довольно затруднительным, так как если не киши­невская, то вся почти остальная русская печать попы­талась обратить против предрассудков и изуверских ба­сен мораль "дубоссарского дела"... Но и на этот раз судьба помогла русскому антисемитизму: вскоре после­довал циркуляр (изданный министром Плеве) по цен­зурному ведомству, которым дубоссарское дело было изъято из сферы обсуждения печати... Итак -- распус­кать злостную клевету можно было сколько угодно. Когда начались опровержения,-- министр Плеве нашел их опасными для общественного спокойствия...

            ...Это, конечно, не объясняет всего, но объясняет многое в последующих событиях.

            ...Среди таких обстоятельств наступал в Бессарабии праздник пасхи в апреле 1903 года, ознаменованный ложными слухами о зверстве евреев и действительными зверствами христиан над еврейским населением города Кишинева. Разумеется, этим зверствам нет оправдания. Но простая справедливость требует, если не в оправда­ние, то в объяснение... поступков кишиневских христи­ан, указать на то, что эта масса была темна и невеже­ственна, что она находилась во власти вековых пред­рассудков, что она искусственно была подвергнута ядовитому влиянию односторонних мнений, что она верила печатному слову и была отдана правительством во {89} власть монопольной человеконенавистнической прессе, что она считала то, что делала, своим гражданским долгом перед "государственной идеей", представлен­ной для нее в лице г[осподи]на Крушевана, что, наконец, она была искренно убеждена, что соседи-евреи, на которых она кинулась, -- еще недавно питались кровью замученных в подпольях хри­стианских детей...

            А в этой вере она неповинна... Эта "вера" внедрялась в темную массу при благосклонном содействии правительства" (Неизданная глава из очерка "Дом N 13".).

           

            В такой атмосфере и под таким влиянием в апреле 1903 года разразился первый в Бессарабии еврейский погром.

            Приехав в Кишинев, отец посетил места самой мрач­ной драмы -- Азиатский переулок и дом N 13, которо­му посвящен очерк. Он собрал впечатления очевидцев и восстановил картину убийства в этом доме черта за чертой. По данным о составе жильцов видно, что дом был населен беднотой. Цифры получены из официаль­ных показаний, даны при заявлениях убытков; жильцов "можно скорее заподозрить в преувеличениях, чем в утайке".

            "...Слух о насилиях распространился по всему горо­ду до самых дальних предместий вместе с известиями о том, что власти не предпринимают никаких мер для прекращения насилий. К губернатору ген[ералу] фон Раабену явилось несколько депутаций с уверениями, что достаточно будет одного его появления на улицах для прекращения беспорядков. Но губернатор генерал фон Раабен от появления на улицах отказался. Говори­ли, что он ждет какого-то приказа из Петербурга, а до получения этого приказа не считает себя в праве за­щищать жизнь и имущество евреев...

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту