Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

53

народный учитель, лишенный прав, призван бороться с "нестрашным"... Трудно ему: читает он -- виноват, зачем читает. Верно, революционер. Не читает -- виноват: за­чем не читает,-- невежда. Сидит одиноким -- худо ему: верно, социалист. Ведет компанию с коллегами -- опять беда: о чем могут говорить народные учителя? -- нужно последить, и следят. Следят по-деревенски, так что тошно ему бедному становится... Запьет с горя -- конец ему: какой пример подаст пьяница? -- гнать его. И гонят... И не знает он, как ему быть и как поступать. Только та­кие примеры, как Ваш, дают ему силу тянуть свою горь­кую долю и верить, что не все же будут удивляться его странному бескорыстию. Вот почему народному учите­лю особенно дороги Ваши высокие примеры, Ваши вызо­вы всему ложному, грубому..."

            Особая черта близости и товарищеской связи сказы­валась в приветах, которые шли из ссылок и тюрем. В 1911 году ссыльные г. Балаганска и села Малышевки в Сибири писали:

            "В период полного равнодушия русского общества к {106} судьбе политических заключенных Вы чутко прислуши­вались к отголоскам неравной борьбы, ведущейся за стенами казематов, и возвысили свой негодующий голос, чтобы разоблачить позор тюремных насилий...

            ...Нам, политическим ссыльным и их родным, деля­щим с ними ссылку, Вы близки и дороги не только как писатель, являющийся символом борьбы за лучшие иде­алы человечества, но и как деятель, разделивший нашу судьбу, прошедший через невзгоды ссыльной жизни и личным примером осветивший путь, лежащий перед нами..."

            В том же году ссыльные колонии Верхне-Имбатской Туруханского края писали:

            "Особенности туруханской ссылки не позволили при­слать Вам, дорогой Владимир Галактионович, ко дню Вашего юбилея выражение наших лучших пожеланий. Примите же запоздалый привет..."

            К годовщине двадцатипятилетия возвращения из ссылки в 1911 году шли приветы "из далекой Сибири", "из медвежьих углов". 24 января 1911 года ему писали:

            "...Вспоминая, что исполнилось четверть столетия с той поры, как Вы покинули сибирские сугробы, собра­ние единогласно выразило свое сочувствие и тем, кото­рые против воли еще остаются за Уралом. Приветствуя Вас и параллельно упоминая о тысячах других людей, имеющих право на сочувствие, оно держалось мнения, что не совершает какой-либо бестактности, потому что все присутствующие очень хорошо помнили ту трога­тельную искренность, с которой Вы всегда превращали дело страждущих в собственное дело..."

            "Мне приходилось бывать часто в тюрьме,-- писал 13 июля 1913 года П. Рысс,-- оттуда Вам шлют привет Ваши читатели, справляющие Ваш юбилей по-своему, об этом просят сказать Вам..."

            {107} Среди этого огромного материала, приуроченного к юбилейным датам, хранятся не только приветствия, здесь есть напоминания о тех сторонах жизни и о тех группах, на нужды которых отец никак не отозвался, и просьбы вспомнить их. В 1911 году группа белорусов писала:

            "...Мы надеемся, что Вы, уважаемый Владимир Га­лактионович, не преминете поднять свой голос и о судьбе нашего убогого Белорусского края..."

           

            Есть упреки украинцев, считавших, что Короленко изменил своему народу, отдавая силы служению вели­корусской

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту