Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

61

Фед[оровичу] Анненскому. 7 и 8-го происходили заседа­ния общего собрания пайщиков "Русского богатства", и в это время произведен фактический переворот внутрен­него строя журнала...

            Я лично выигрываю очень много в том смысле, что для беллетристического отдела получаю двух помощни­ков-товарищей (Мельшин и Горнфельд). Бремя этой ра­боты (приходится не только читать, но часто и сильно редактировать рассказы, которые иной раз поступают лишь в виде материала) -- последнее время становилось совершенно невыносимым...

            Кроме того, вошел в редакцию А. В. Пешехонов (по внутреннему отделу).

            "Русское богатство" стало журналом, так сказать, артельным. Я являюсь только одним из равноправных членов товарищества, без каких бы то ни было преиму­ществ перед остальными. За мной остается (надеюсь -- только пока) некоторое "руководительство" в {122} беллетристическом отделе, как за Николаем Федоровичем -- во внутреннем..."

            Окончив организацию журнала, отец уехал в Полта­ву, а затем в Джанхот, на Черноморское побережье, где мы часто проводили лето у брата отца, Иллариона Галактионовича Короленко.

         

      ЛЕТО В ДЖАНХОТЕ.

      ПОЕЗДКА В РУМЫНИЮ

           

            На берегу Черного моря, близ Геленджика, в Джанхоте, Илларион Короленко в 1902 году выстроил дом. Участок, полученный дядей на правах застройщика, примыкал к нескольким другим, разбросанным по го­рам. Здесь было еще два-три жилых дома, через горы в 6 верстах деревня Прасковеевка -- с одной стороны и поселок на Фальшивом Геленджике в 12 верстах -- с другой. В горах водились медведи и дикие кабаны, иног­да мы слышали крик диких козлов и лай шакалов. По дну ущелья протекала быстрая горная речка, скрывав­шаяся в зелени деревьев. Дикие фруктовые деревья осыпали на землю плоды. В жаркие летние ночи в кус­тах над рекой носились вереницы светляков, днем воз­дух дрожал от трелей цикад,

            Отец жил на маленьком чердаке дома. Помещение было не очень удобным, -- за день черепичная крыша на­калялась, а во время норд-оста чердачок был беззащи­тен, но там было удобнее работать.

            18 августа 1904 года отец писал Ф. Д. Батюшкову:

            "Лето промчалось незаметно и мало производительно: во 1-х, текущая работа по журналу, во 2-х, норд-осты. Мои молодые товарищи по редакции находились под таким кошмаром "полного отсутствия беллетристи­ки", что и я, опытный человек, заразился и схватился за рукописи и приспособление оных. В {123} действительности -- как обыкновенно: месяца на два есть, а там бог пошлет, а если не пошлет, -- то "сделаем". Норд-ост был посерьезнее; в этом году он стал как бы нормальным явлением, а дни без него -- исключеньем. И сейчас, когда я пишу Вам, он воет в темноте и сотря­сает мой чердак. А днем, в жару, расслабляет и не дает работать: на то, что сделал бы в час-два, -- нужно ча­сов 5" (Короленко В. Г. Письма. 1888--1921. Пб., 1922, стр. 268.).

            Здесь 5 июня отец получил известие о смерти А. П. Чехова. Воспоминания отца ("Антон Павлович Чехов") написаны тогда же (Воспоминания напечатаны впервые в журнал" "Русское богатство", 1904. N 7.).

            Для меня лето 1904 года, первое после окончания гимназии, овеяно особым, как отец называл, "арома­том" того периода

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту