Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

65

И это в стране, "наслаждающейся внутр[енним] спо­койствием под сенью самодержавия"... Все государство претерпевает роковое перерождение из государства в широком смысле -- в полицию. Напрягаются все силы, пренебрегаются все жизненные интересы страны и все же... даже полиция плохая: глава полиции падает под Ударами убийцы среди бела дня в столице" (ОРБЛ, ф. 135, разд. 1, папка 46, ед. хр. 2.).

            Министром внутренних дел после Плеве был назна­чен П. Д. Святополк-Мирский. В этом назначении ска­зывалась некоторая попытка изменения политики. Свя­тополк-Мирский в речи, обращенной к представляв­шимся ему чинам министерства, обещал в основу своей деятельности положить "искренне благожелательное и искренне доверчивое отношение к общественным и сос­ловным учреждениям и к населению вообще"... Лишь при этих условиях, говорил он, "можно получить взаим­ное доверие, без которого невозможно иметь прочного успеха в деле устроения государства". Некоторые чер­ты этого недолгого времени управления Святополка-Мирского, получившего название "эпохи доверия", от­мечены в дневниках отца.

            Всю осень 1904 года ему пришлось провести в Пе­тербурге, куда он выехал 21 октября, чтобы {130} присутствовать на редакционном собрании "Русского богатства" и хлопотать об освобождении журнала от предвари­тельной цензуры.

            "Приехал в Москву, -- записано в дневнике 22 октяб­ря 1904 года.-- Разговоры о предстоящем съезде зем­цев. До сих пор земцы съезжались нелегально, чтобы говорить об общей программе, которую следует прово­дить в собраниях. Центром этих собраний являлся Д. Н. Шипов, председатель Московской губ[ернской] управы. Плеве именно за это не утвердил Шипова в должности. Св[ятополк]-Мирский, наоборот, вновь вер­нул его к общественной деятельности. Теперь, узнав, что земцы опять собираются на свои съезды, Св[ято-полк]-Мирский решил придать этим съездам более ле­гальный вид.

            Об этом ходит такая легенда (довольно, впрочем, вероятная). Московский князь, ретроград Ю outrance (До крайности, до предела (франц.).) решил, будто бы, "накрыть" первый же такой нелегальный съезд "объединяющихся" вне закона земцев. Об этом, говорят, узнал Гербель, бывший харь­ковский губернатор (и при том губернатор дрянной), родственник Св[ятополк]-Мирского и потому считающий более подходящим делать карьеру на либерализме. Он сообщил Св[ятополк]-Мирскому о плане московского удельного князя и представил все неудобство такого по­ложения: в эпоху "доверия" земцы очутятся в западне. Тогда Св[ятополк]-Мирский предложил земцам съехать­ся в Петербурге и испросил на это разрешения госуда­ря. Московский князь проиграл ставку, но зато и Св[я-тополк]-Мирский взял на себя очень серьезное обяза­тельство. Царь, вероятно, думает, что речь идет о съез­де для обсуждения общих вопросов о дорожной повин­ности, но для земцев и нравственно и всячески {131} невозможно ограничить свои задачи. О разрешении съезда напечатано в газетах. Состав более или менее случай­ный: председатели и губ[ернские] гласные, по приглаше­нию Шиповского бюро, устраивавшего и прежние съез­ды. Во всяком случае, это имеет быть первый съезд, официально разрешенный. До сих пор всякая попытка объединения, хотя бы на почве частных

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту