Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

70

к Св[ятополк]-Мирскому, {139} чтобы убедить -- принять депутатов рабочих и не проли­вать крови... Всю депутацию арестовали...

            16 января. Над Петербургом властвует Трепов... Но сам "властитель" не показывается никуда и сидит в Зимнем дворце безвыходно, так как после 5 декабря над ним висит уже приговор "боевой дружины" или, вернее, комитета соц[иально]-револ[юционной] пар­тии...

            18 января. Петербург полон рассказами о 9 ян­варя. Манифестация, несомненно, носила мирный ха­рактер. Рабочие просили, чтобы студенты и радикаль­ная интеллигенция к ним не приставали и не усложня­ли их мирной манифестации; на предупреждение, что в них будут стрелять, -- они отвечали с полной уверен­ностью, что этого не может быть. С какой стати!

            1 февраля. Сегодня в 10 часов вечера внезапно в свою квартиру явился Николай Федорович Анненский. Мы уже его в этот день не ждали, -- так поздно других еще не отпускали. Здоров и радостно возбужден. Но в крепости у него был сердечный припадок... Ранее осво­божден А. И. Писарев, которому любезно объявили, что он арестован лишь... в качестве свидетеля...

            4 февраля. Вечером в комнату Анненских, где мы сидели за чаем, вошла прислуга Анненских, взвол­нованная, и принесла листок: в Москве, в 3 часа дня, взрывом бомбы убит великий князь Сергей Александро­вич. Это можно было предвидеть... после того, как в глазах всего общества он стал оплотом реакции; сам он ушел с поста генерал-губернатора, но зато в Петер­бурге появились его ставленники: Трепов и Булыгин. Первый уже проявил себя разными преимущественно глупостями реакционного характера, о втором еще ни­чего не знают, но ставят ему на счет, что он -- "из Москвы"... Ночью я пошел на Невский в ожидании {140} новых сведений. Но их не было. Прохожие покупали те же листки с кратким известием..."

            Отец никогда не был террористом. Несколько позд­нее в деле Филонова он свою позицию и точку зрения на борьбу и ее смысл установил особенно твердо и ясно. И теперь он высказывается также определенно. 21 марта 1905 года в дневнике записано:

            "Арестована "боевая организация". Если полиция думает, что это большое торжество, то, вероятно, оши­бается... Террор носится в воздухе, и это-то опасно. Опасно в обе стороны: каждый частный успех ободря­ет, вызывает подражание, и центр борьбы невольно пе­реносится из сферы, широких, сознательных, общест­венных сил в. партизанскую борьбу немногих решитель­ных людей... Страсть будится и в обществе и в народе,

            но сознание растет медленнее быстро развивающегося процесса...

            ...В числе арестованных названы: Леонтьева, Савен­кова, Ивановская... Ивановская -- фамилия Паши..." (ОРБЛ, ф. 135, разд. 1. папка N 46, ед. хр. 3.).

            Арестована была Прасковья Семеновна Ивановская-Волошенко, сестра моей матери, принимавшая участие в боевой организации. В ожидании суда она сидела в доме предварительного заключения. Дело ее было снято революцией 1905 года.

         

      МАНИФЕСТ И РЕСНРИПТ.

      ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ

            Время, когда в Полтаве не было газет, миновало. В 1905 году здесь выходила, кроме официозного "Полтавского вестника", еще и "Полтавщина", {141} издававшаяся В. Я. Головней. Впоследствии, в октябрьские

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту