Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

78

            "Манифест 6 августа (или так называемая "булыгинская конституция"), -- пишет отец в статье "Совре­менные картинки",-- застиг меня в одной деревне Пол­тавской губернии. С ближайшей почты принесли газе­ты, из которых мы узнали, что у нас будет-таки "Государственная дума" и что "лучшие люди по избранию всего населения" будут призваны к участию в управле­нии страной...

            Я читал в истории, что в других странах при извес­тии о "конституции" люди радостно поздравляли друг друга, и незнакомцы обнимались на улицах... У нас и в городах, сколько мне известно, после 6-го августа никто никого не поздравлял и никто ни с кем не {155} обнимался, а в деревнях и подавно. Не то мы не так по­рывисты, не то наша конституция не похожа на другие. Как бы то ни было,-- и наш поселок, и окружающие села и деревни жили обычной жизнию, как будто ни­чего важного не произошло в России.

            Протекла неделя, другая... Народ все так же ухо­дил на работы и возвращался с них. Кончали жнитво, возили хлеб и с тревогой поглядывали на небо: как бы дождь не помешал уборке. А по вечерам, в лощине, где засела наша деревенька, тихо загорались в окнах огонь­ки и так же тихо, один за другим, угасали... Очень ве­роятно, что там, у этих огней, под этими соломенными крышами шли какие-нибудь разговоры о "выборах", и нет также сомнения, что они тотчас же сводились на единый и неизменный вопрос о "земле",-- настоящий роковой вопрос сфинкса, говорящего нашему времени: "разреши или погибни" (Короленко В. Г. Современные картинки. -- "Русское бо­гатство", 1905, N 11-12, стр. 357.).

            Манифест о булыгинской думе был дан под влия­нием огромной нарастающей революционной волны.

            "Во многих местах России крестьянство глухо вол­новалось, а в Саратовской губернии движение приняло формы той самой "грабижки", которая три года назад происходила в Харьковской и Полтавской губерниях... Нападали на помещичьи усадьбы, грабили, жгли, кое-где убивали. Правительство, видимо, терялось..." (Короленко В, Г. Земли, земли! -- "Голос минувшего", 1922, N 2,. стр. 135.).

            Указ 6 августа о булыгинской думе не внес успо­коения.

            "Это была жалкая полумера, -- пишет отец, -- пред­ставители призывались только с совещательным голо­сом. Они могли советовать, царь и министры могли не {156} слушать советов. Это была явная уловка погибающего строя, имевшего целью выиграть время и собраться с силами, чтобы подавить движение. Все слои русского общества отнеслись совершенно отрицательно к этому манифесту, и движение продолжало расти" (Короленко В. Г. Земли, земли! -- "Голос минувшего". 1922, N2, стр. 135).

            "Война только въявь показала непригодность суще­ствовавшего строя. До сих пор нас уверяли и мы (хотя и не все) верили, что при всех внутренних непо­рядках мы, по крайней мере, еще сильны и грозны во внешних сношениях с великими державами...

            Оказалось, что и это был самообман...

            Когда-нибудь будет рассказано обстоятельно и под­робно, как шла борьба с этим мертвящим всю русскую жизнь приказным строем, а пока перед нами последнее действие этой борьбы -- охватившие страну забастовки.

            Они начались уже давно в разных отраслях нашей жизни. Бастовали одни из первых

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту