Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

82

крестьян. Земельный вопрос уже об­суждался на партийных съездах, кадеты уже разраба­тывали программу в этом смысле. Не было, конечно, никакой причины не дать место этому голосу крестьян­ства, которое скоро должно послать депутатов в Думу.

            Появление в газете первого такого постановления произвело на многих впечатление какой-то бомбы. Дви­жение, уже назревшее в массе, выходило наружу. По­становление горячо обсуждалось на других сходах, и вскоре в редакцию стали поступать приговоры других крестьянских обществ. Ко мне на квартиру стали при­ходить селяне как в 1902 году. Один раз пришли двое уполномоченных одного крестьянского общества с просьбой; они были не вполне довольны редакцией на­печатанного постановления, но не знали, как выразить то, что им было нужно. В моей столовой собралось в этот день 15 или 20 крестьян из разных мест, и все со­обща стали обсуждать постановление пункт за пунктом. Я считал, что это именно и требуется. Пусть то, что уже пустило глубокие корни в умах крестьян, найдет свое гласное выражение. Пусть обсуждается на местах и крестьянами, и другими компетентными людьми. Это может принести только пользу. Вот уже первый напе­чатанный наказ вызывает критику в другом сельском обществе. Мысль начинает работать.

            Помню, между прочим, как горячо обсуждался воп­рос о воспрещении наемного труда, подсказанный, ве­роятно, кем-нибудь из эс-эров. Земля будет отдана только тем, кто сам на ней трудится. Поэтому наемный труд должен быть воспрещен.

            {163} Один из присутствующих крестьян стал горячо воз­ражать. Он вот уже третий год служит в городе в ку­черах именно за тем, чтобы поддержать падающее хо­зяйство. Он только и мечтает вернуться опять в дерев­ню, где у него пока хозяйничает жена с наемными ра­бочими. Если этого нельзя, то как же ему быть? Нужно просить особого разрешения? А если нанять приходит­ся ненадолго? Если хозяин внезапно заболел или от­лучился? Если брат помогает брату или товарищ това­рищу? Если своя работа сделана, а время остается и хочется приработать? Просить каждый раз разреше­ния? Если у меня на земле работает чужой, то будут у него спрашивать бумагу?..

            -- А то ж не дай господи! -- выразительно заклю­чил один из собеседников,

            Когда впоследствии мне приходилось передавать эти разговоры моим знакомым, столичным эс-эрам, то они удивлялись; о чем тут разговаривать? Конечно, на­емный труд нужно воспретить. У всех будет в изобилии своя земля. Значит, некому наниматься. А так как зем­ля будет наделена всем по трудовой норме, то некому и нанимать. Дело так ясно. Все, желающие трудиться, получают немедленно право на землю. Рабочий, которо­го нужда погнала из деревни в отхожие промыслы, давно отбившийся от земли крестьянин, интеллигент, мечтающий о праведной жизни трудами рук своих,-- все идут в обновленную деревню, и все устраиваются на свободной земле.

            Для осуществления этого земного рая нужно, конечно, многое создать и многое уничтожить. Нужно, кроме земли, чтобы у всех желающих бы­ло уменье, инвентарь, орудие... Нужен кредит, нужны известные формы взаимной помощи... Но создать это долго и трудно. Воспретить настоящую несправедли­вость гораздо легче, чем создать будущую {164} справедливость.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту