Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

83

Поэтому-то многое так скоро разрушается и так долго на месте разрушенного зияет мертвая пустота.

            Собравшиеся у меня в тот день крестьяне почувствовали эту разницу между "создать" и "разрушить", и мы долго бились над редакцией разных пунктов. Редак­тировать пришлось мне, и я помню, с каким чрезвычай­ным вниманием мои собеседники обдумывали значение каждого слова.

            Помню также, как обсуждался вопрос о выкупе или безвозмездном отчуждении. Первое побуждение кресть­ян в этом вопросе -- "конечно, без выкупа". Выкуп этот значит новые- выкупные платежи и их взыскания... Вопрос -- за что? За то, что паны когда-то владели людьми, продавали их на базаре, как скотину, проиг­рывали их в карты... Какой там выкуп.

            Но тут же являлись сомнения. Вся ли земля нахо­дится теперь в руках бывших рабовладельцев или их потомков? Сколько ее куплено и перекуплено людьми "на свои деньги". Как быть с такою землею? О том, чтобы уничтожить самое значение денежного капита­ла,--тогда еще не было и речи. Все мыслили себя в том же денежно-хозяйственном строе и полагали, что в нем и останутся. По-прежнему будут покупать и про­давать. По-прежнему будут стараться о собственном хо­зяйстве для себя и семьи, по-прежнему, может быть, будут богатеть. Так почему же деньги, которые человек затратил на землю, должны пропасть, а деньги, затра­ченные на дом в городе,-- сохраняют силу?..

            [...] Задумывались над этим и крестьяне, с которыми мы толковали тогда в моей гостиной. Но.. в них были слишком сильны воспоминания крепостного права Оно давно миновало, но несправедливые и пережившие свое время дворянские привилегии не давали заглохнуть по­зорной памяти рабства. Сельскохозяйственная перепись 1916 года показала, что в 44 губерниях Европейской {165} России из каждых 100 десятин посева 89 десятин было посевов крестьянских и только 7 помещичьих, а из каждых 100 лошадей, работавших в сельском хозяйстве, 93 было крестьянских и только 7 помещичьих. Та­ким образом, экспроприация с выкупом или безвоз­мездная- одних помещичьих земель имеет очень мало­важное значение. Это крестьянство начинало понимать, как мы видели, еще во время "грабижки", но тогда еще серьезно не заходила речь об общем "равнении".

            Поэтому вопрос о покупной земле еще останавливал многих.

            -- Ну, что ж,--решил один из крестьян во время нашей беседы,-- кто купил землю за деньги, тот уже давно окупил свою затрату.

            Другой вдумчиво покачал головой. Многие купили землю совсем недавно. А потом -- если забирать иму­щество, которое вернуло первоначальные затраты,-- то много ли придется оставить даже мелких владений?..

            Я считал тогда, и считаю теперь, что то, что проис­ходило в то время в небольшой приемной моей кварти­ры и в редакции "Полтавщины", было в маленьком ви­де то самое дело, которое должно было делать по всей России. Первая Дума среди остальных вопросов поста­вит один из важнейших -- вопрос о земле. Было извест­но, что кадеты уже разработали свою земельную про­грамму. Скоро она станет предметом всенародного об­суждения, страстных споров и поправок. Пусть же воп­рос станет предметом общего и гласного обсуждения на местах, пусть шаг за шагом непосредственный мак­симализм

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту