Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

89

экспедиции и новые жестокости.

            В это именно время в Полтаву приехали двенадцать человек сорочинских жителей, которые сами пожелали дать для печати сведения о происшествиях в их селе, принимая ответственность за правильность сообщения... Я по очереди опросил их, записал их показания, сопо­ставил их друг с другом и исключил все, что возбужда­ло хоть в ком-нибудь из них сомнения и не подтвержда­лось двумя-тремя человеками" (Короленко В. Г. Собрание сочинений. В 10 т. Т. 9. M., Гослитиздат, 1955, стр. 425-435.).

            Так был получен материал для "Открытого письма статскому советнику Филонову". Изложив в нем факты рокового столкновения, Короленко писал о задачах, ко­торые лежали на представителе власти и закона, вы­ехавшем в Сорочинцы после 19 декабря.

            "...В это место, уже охваченное смятением, печалью и ужасом, он должен был внести напоминание о законе, суровом, но беспристрастном, справедливом, стоящем выше, увлечений и страсти данной минуты, строго осуж­дающем самосуд толпы, но также... не допускаю­щем и мысли о кастовой мести со стороны чиновничества всему населению..." (Там же, стр. 440.).

            Подробно и сильно описав все преступления власти, совершенные в Сорочинцах и Устивице, Короленко, об­ращаясь к статскому советнику Филонову, писал:

            "Я кончил. Теперь, г[осподин] статский советник Фи­лонов, я буду ждать.

            Я буду ждать, что, если есть еще в нашей стране хоть тень правосудия, если у вас, у ваших сослуживцев и у вашего начальства есть сознание профессиональной чести и долга, если есть у нас обвинительные камеры, суды и судьи, помнящие, что такое закон или судейская совесть, то кто-нибудь из нас должен сесть на скамью подсудимых и понести судебную кару: вы или я.

            Вы, -- так как вам гласно кинуто обвинение в дея­ниях, противных служебному долгу, достоинству и чести, в том, что вы, под видом следственных действий, внесли в Сорочинцы и Устивицу не идею правосудия и закон­ной власти, а только свирепую и беззаконную месть чи­новничества за чиновника и за ослушание чиновникам. Месть даже не виновным,-- для их установления нужно было расследование. Нет, вы принесли слепую и дикую грозу истязания и насилия над людьми без разбора, в том числе и заведомо невинными...

            А если вы можете отрицать это, то я охотно займу ваше место на скамье подсудимых и буду доказывать, что вы совершили больше, чем я здесь мог изобразить моим слабым пером... Я докажу, что, называя вас истя­зателем, насильником и беззаконником, я говорю лишь то, что непосредственно вытекает из совершенных вами деяний. Потому, что вы, несомненно, производили истя­зания, насилия и беззакония. Вы попирали все законы, старые и новые, вы подрывали в народе не только уже веру в искренность и значение манифеста, но и самую идею о законе и власти. А это значит, что вы и подоб­ные вам толкаете народ на путь отчаяния, насилия и мести.

            {177} Я знаю: вы можете сослаться на то, что вы не один, что деяния, подобные вашим, может быть, превосходив­шие ваши, -- остаются у нас безнаказанными... Это, г[ос­подин] статский советник Филонов, -- пока печальная истина.

            И это не оправдание для вас. К вам же я обращаюсь потому, что живу в Полтаве,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту