Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

91

Типичная картина усмирений была поставлена, точно под стеклянным колпаком, на виду у русской и заграничной печати. Оставалось довести ее до конца, освещая весь ход этого дела и каждый шаг право­судия...

            [...] В это время в нашем крае находился генерал-адъютант Пантелеев, посланный для "водворения поряд­ка" в губерниях Юго-западного края. 12-го января поя­вилось мое письмо, а уже 14-го, по телеграмме этого генерал-адъютанта, газета, которая разоблачила ныне доказанные факты из деятельности чиновника, была приостановлена. Все видели в этом "административном воздействии" обычный и единственный ответ админи­страции на оглашения печати и на ее призывы к право­судию...

            Суд хранил таинственное молчание...

            [...] Таким образом, на поверхности полтавской жиз­ни оставалась старая картина: вопиющий произвол чи­новника... Одностороннее вмешательство суда, направ­ленное только на обывателей, уже потерпевших свыше меры... Административное закрытие газеты... Бессилие призывов к правосудию и нестерпимое зрелище безнаказанности вопиющих насилий.

            При этих условиях стремление независимой печати, взывавшей к правосудию и надеявшейся на него, могло, разумеется, казаться совершенной наивностью... И в глу­бине смятенной жизни, полной темноты и бесправия, уже назревало новое вмешательство, которому суждено было сразу устранить и гласную тяжбу, начатую незави­симой печатью, и таинственные движения робкого пра­восудия, если они действительно были..." (Короленко В. Г. Собрание сочинений. В 10 т. Т. 9. M., Гослитиздат, 1955, стр. 451-456.).

            {180} 18 января, вернувшись из другой подобной же экспедиции, Филонов был убит в Полтаве. Убийца скрылся.

            "Сложное и запутанное положение, создавшееся из привычных насилий, из их поощрения, из широкой глас­ности, из начинавшихся колебаний в среде администра­ции, из слабых признаков пробуждения правосудия, из "наивных" призывов независимой печати, -- разрешилось трагически просто... "Наивная" тяжба снималась с аре­ны. Перед нами вместо противника, который должен был защищаться и которому мы приготовились отвечать но­выми, еще более вопиющими фактами, -- лежал труп внезапно убитого человека. Администрации представил­ся удобный случай сделать из него в своих официозах мученика долга, а из писателя Короленко -- "морально­го подстрекателя к убийству..." (Короленко В. Г. Собрание сочинений. В 10 т. Т. 9. M., Гослитиздат, 1955, стр. 457.).

            В день похорон Филонова местная полуофициозная газета "Полтавский вестник" поместила от имени покой­ного "посмертное письмо писателю Короленко". Письмо это, уже и тогда внушавшее большие сомнения в своей подлинности,--подложность его обнаружилась на пред­варительном следствии,-- открыло обширную и ожесто­ченную газетную кампанию.

            "За "Полтавским вестником" отозвался "Киевлянин". За ним "Русская правда" (издатель -- бывший земский деятель г. Квитка!), "Черниговские губернские ведо­мости", какая-то орловская газетка, поместившая "не­кролог писателя Короленко", написанный врачом Петровым, "Харьковские губернские ведомости", "Новое время"... Целый ряд явно и тайно черносотенных изда­нии в десятках тысяч экземпляров на разные лады ком­ментировали и

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту