Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

93

нашел, что: {183}

            1. Административным властям предоставлено право, по собственному их усмотрению, налагать арест на от­дельные номера изданий (отд. VIII, ст. 9).

            2. Под страхом тяжких кар печати воспрещено ка­саться самых насущных вопросов, именно в настоящее время требующих оглашения и всестороннего освеще­ния: стачки рабочих, прекращение работ на железных дорогах, телеграфе, телефоне и др., прекращение заня­тий служащих в правит[ельственных] учреждениях, прекращение занятий в учебных заведениях (отд. VIII, ст. 4, 5 и др.).

            3. Установлен порядок судебной ответственности, вводящий в судебный процесс политическую {184} партийность (полное устранение присяжных и сохранение су­да с сословными представителями).

            4. Сохранены даже некоторые виды предваритель­ной цензуры (цензура объявлений, придворных изве­стий).

            Ввиду того, что означенными временными правила­ми существенным образом нарушены коренные начала свободы слова и извращены "незыблемые основы" гражданских свобод, провозглашенных в манифесте 17 октября, союз постановил:

            "По-прежнему фактически осуществлять свободу печати".

            2-го декабря были приостановлены сразу 8 петер­бургских газет, экземпляры их конфискованы, а редак­торы преданы суду и подвергнуты личному задержанию за оглашение воззвания, озаглавленного "Манифест" и исходившего от совета рабочих депутатов и нескольких партийных организаций[...]

            Союз защиты печати, обсудив в тот же день этот эпизод, принял решение: перепечатать, в виде протеста, означенный документ во всех изданиях союза... Таким образом, и здесь еще раз сказалось единодушие печати, без различия направлений, в отстаивании свободы пе­чатного слова. Едва ли можно сомневаться, что боль­шинство изданий, принявших это решение, не разделя­ло по существу высказанных в манифесте взглядов и предоставляло себе выразить о нем свое мнение в по­следующих номерах... Но они считали самым существенным в этом вопросе право оглашения и свободного обсуждения общественного факта" (Короленко В. Г. О свободе печати.-- "Русское богатство", 1905, N 11-12, стр. 205-206 третьей пагинации.).

            Строки этой статьи отца появились в той книжке журнала "Русское богатство", где был напечатан и {185} манифест совета рабочих депутатов. Книжка была задер­жана, и Короленко, как ответственный редактор, пре­дан суду.

            Суд состоялся 15 мая 1906 года. В своей защити­тельной речи на заседании Петербургской судебной па­латы отец говорил о значении, которое он придавал опубликованию манифеста, и роли печати в обществен­ной жизни страны:

            "Мы, как все русское общество, считаем себя в пра­ве нападать на те действия правительства, которые признаем несогласными с общим благом, и колебать его положение с целью заменить другим. Мы можем ошибаться, но наше право -- внести свой голос в об­щий хор суждений о всяком данном составе правитель­ства.

            Теперь правительство для нас есть только один из общественных факторов; мы оцениваем его положение среди других, мы освещаем это положение, мы сооб­щаем об его силе и слабости, об ударах, которые ему наносятся, о средствах, которыми оно отражает эти удары. Доступность для гласности и критики

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту