Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

95

            Длительное пребывание в Петербурге дало отцу возможность посетить заседание первой Государствен­ной думы, посвященное вопросу о смертной казни.

            "Ни одно из заседаний всех трех Государственных дум,-- пишет он в статье "Бытовое явление", -- не ос­тавило во мне такого глубокого впечатления, как за­седание 12 мая 1906 года.

           

            Прошло полгода со дня знаменитого манифеста. Назади остались ужасная война, Цусима, московское восстание, кровавый вихрь карательных экспедиций. Двадцать седьмого апреля открылась первая Государ­ственная дума; она должна была отметить грань рус­ской жизни, стать в качестве посредника между ее прошлым и будущим. В ответном адресе на тронную речь Дума почти единогласно высказалась против смертной казни.

            {188} Это было последовательно. Во всеподданнейшем докладе гр[афа] Витте, приложенном к манифесту, признавалось открыто и ясно, что беспорядки, потря­савшие в это время Россию, "не могут быть объяснены ни частичными несовершенствами существующего строя, ни одной только организованной деятельностью крайних партий". "Корни этих волнений, -- говорил глава обновляемого правительства, -- лежат, несомнен­но, глубже". И именно в том, что "Россия пережила формы существующего строя" и "стремится к строю правовому на основе гражданской свободы". "Положе­ние дела,--говорилось далее в той же записке,--тре­бует от власти приемов, свидетельствующих об искрен­ности и прямоте ее намерений". На докладе, в котором были эти слова, государь император написал: "Принять к руководству всеподданнейший доклад ст[атс]-секретаря С. Ю. Витте".

            Такова была компетентная оценка положения, сре­ди которого созывалась первая Дума. Исторический строй, признанный свыше отсталым и неудовлетворяю­щим назревшим потребностям современной русской жизни,-- открыто брал на себя свою долю ответствен­ности за волнения и смуту, охватившие Россию. Ни "организованные партии", ни общество не были повин­ны в политической отсталости России. Вина в этом па­дала на единственных хозяев и бесконтрольных распо­рядителей. Первая Дума сделала из этого вывод: ос­тавьте же старые приемы борьбы, смягчите кары за общую вину всей русской жизни. Это и будет доказа­тельство той искренности и прямоты намерений о ко­торых вы говорите.

            Казалось, историческая власть стоит в раздумьи перед новой задачей. "С 27 апреля, говорил в одной из своих речей депутат Кузьмин-Караваев, ни один смертный приговор не получил утверждения. Напротив, {189} постоянно приходилось читать, что приговор смягчен, и наказание заменено другим" (Стенографич[еский] отчет о заседании Госуд[арственной] думы 18 мая 1906 г. Прим. В. Г. Короленко.)... В течение двух недель виселица бездействовала, палачи на всем пространстве России отдыхали от своей ужасной работы. Среди этого затишья историческая Россия встречалась с Рос­сией будущей, и обе измеряли друг друга тревожными, пытливыми, ожидающими взглядами.

            Двенадцатого мая получилось известие, что висели­ца опять принимается за работу. Раздумье кончилось.

            В Думе происходило обсуждение кадетского зако­нопроекта о неприкосновенности личности. У проекта были, конечно, свои недостатки. На него нападали с разных сторон;

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту