Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

101

к {199} одному выборщику, на сознательность которого рассчитывал -- "неужели вы подадите голос за такого-то?" -- тот ответил простодушно:

            -- Нельзя иначе! За него очень стоит начальство.

            Скоро к этому человеку подошел земский начальник и стал давать ему какие-то наставления. И распоряже­ния земского начальника исполнялись просто в силу привычки повиноваться.

            Присматриваясь к выборной публике, я заметил на скамье в углу седого старика очень почтенного вида. На лице его было выражение какой-то торжественной грусти. Я под сел, к нему, и стал расспрашивать, что он думает о происходящем. Он не был из богачей, а толь­ко рядовой крестьянин, но о происходящем думал толь­ко печальные думы. Прежде было так: люди знали, что надо верить в бога и повиноваться царю... А теперь...

            Он скорбно махнул рукой. К нам присоединилось еще два-три таких старика, и полились такие же речи. Я чувствовал, что настроение этих стариков непосред­ственно, искренно и твердо. Новое казалось еще не­устоявшимся и смутным.

            Во время самих выборов, когда стали вызывать к ящикам, была выкрикнута еврейская фамилия... Я по­чувствовал, что кто-то толкнул меня в бок. Рядом со мной стоял молодой крестьянин, высокий, худой, креп­кий, но, видимо, сложившийся под тяжестью тяжкого труда с самого детства. Это был казак-хуторянин, пред­ставитель самой богатой, но и самой консервативной части населения. На его рябом лице маленькие живые глазки сверкали раздражением, любопытством и почти испугом.

            -- Жид... Ей богу, жид! Да разве и ему можно?

            Я объяснил, что никто из полноправных обывателей не лишен избирательных прав. Он слушал с недоверием и изумлением. Потом он отошел от меня и стал {200} толкаться среди народа, тыча пальцем в еврея и в меня. И я видел, что его чувства находят отклик среди других. Я невольно думал,-- что могут дать эти выборы, где еще столько непонимания, темноты и слепого повиновения?

            И действительно, результаты их были неопределен­ны. Прошло несколько "сознательных", но наряду с ними прошло еще больше ставленников земского на­чальника. И, наверное, за тех и за других часто голо­совали одни и те же люди.

            Выборщики стали съезжаться в Полтаву[...] Предзнаменования для прогрессивных партий были плохие, и нам казалось сначала, что выборы будут сплошь черносотенными. Через некоторое время выяс­нилось, однако, что надежда у нас есть. Между прочим, из Лохвицы приехала тесно сплоченная группа передо­вых земцев и довольно сознательных крестьян, настро­енных прогрессивно. Ядро у нас составили кадеты, но к ним же примыкали и социал-демократы. Социал-демо­краты были настроены против кадетов, лохвичане -- против социал-демократов, но только блок мог спасти прогрессивную партию. Поневоле пришлось идти на компромисс. От крестьян был, между прочим, выбор­щиком харьковский студент Поддубный, исключенный из университета и более года занимавшийся в своей де­ревне сельским хозяйством. Это давало ему тогда вы­борные права. Он принадлежал к социал-демократиче­ской партии, и лохвичане, наконец, согласились отдать ему голоса не как социал-демократу, а как крестьяни­ну. А зато социал-демократы согласились голосовать за наш список.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту