Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

112

работу над "Исто­рией моего современника" надолго.

            С 1906 года страна находилась под действием исклю­чительных положений. В наступившем затем периоде ликвидации революционного движения администрация пользовалась военными судами, как орудием террора. Они становились привычным явлением русской жизни, и раздававшиеся с трибуны Государственной думы и со страниц некоторых газет протесты против смертной каз­ни перестали производить впечатление.

            Отец поставил себе задачу выступить с рядом статей по этому вопросу. В письме к М. А. Лузиньяну от 7 мар­та 1910 года он пишет: {221} "Теперь я работаю как раз над статьей "Смертная казнь, как бытовое явление". Работой этой очень недо­волен; боялся ее начинать, ожидая полного настроения; но такое полное настроение не приходит. Нужно сделать хоть так, как это сделать в состоянии. Я хотел бы сде­лать это началом ряда статей и заметок по этому во­просу, своих и чужих, чтобы напоминать и тревожить общественное внимание и совесть".

            Материал для этих статей отец собирал в течение ряда лет -- систематически и полно. Еще в 1899 году ему впервые пришлось столкнуться с вопросом о смерт­ной казни в деле чеченца Юнусова. С этого времени среди газетных вырезок, которые он делал, следя ежедневно за несколькими газетами, появляется рубрика "Смертная казнь". Кроме того, отец получал сведения, переписываясь с адвокатами, родными и администра­цией по поводу смертников; он собрал много писем, на­писанных приговоренными к казни, в подлинниках и ко­пиях. В архиве хранится рукопись В. Г. Архангельского, непосредственные наблюдения которого часто приводит отец в статье "Бытовое явление".

            Первые шесть глав этой статьи появились в "Рус­ском богатстве" в марте 1910 года.

            Собрав огромный материал, Короленко рисует живых людей, рассказывая, каких судят, приговаривают и каз­нят. Он разбирает деятельность аппарата военно-судной юстиции, указывая на ряд вопиющих ошибок суда и не­избежность их при отсутствии элементарных гарантий правосудия. На основании писем самих смертников и их товарищей по камерам он рассказывает об ужасе ожи­дания смерти. Страшный механизм военно-судной юсти­ции, приговор и смертная казнь нарисованы со всеми подробностями, со всеми деталями, характерными для того исторического момента. Но из этих частностей встает вопрос о смертной казни вообще. Беззакония и {222} преступления военно-судной юстиции выглядят как пре­ступления царской власти, с помощью казней боровшей­ся против народа.

            "Не достаточно ли, не слишком ли много трупов по­ложено уже в -основание "обновляющейся" России? -- пишет отец в статье "Бытовое явление". -- Есть бездны в общественных движениях, как есть они в океане. Рус­ское государство стояло уже раз перед грозным шква­лом, поднявшимся так неожиданно в стране, прослав­ленной вековечным смирением. Его удалось заворожить обещаниями, но "кто знает, кто проник в загадку" при­ливов, и отливов таинственного человеческого океана? Кто поручится, что вал не поднимется опять так же не­ожиданно и еще более грозно? Нужно ли, чтобы в своем возвратном течении он принес и швырнул среди стихий­ного грохота эти тысячи трупов, задавленных в период "успокоения"?.. Чтобы

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту