Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

116

обратиться к вашему милосердию по пово­ду приговора в Баку. При вашем предместнике был случай расследования при таких же обстоятельствах, приведшего к полному помилованию невинно приго­воренного Юнусова. Это дает мне смелость прибег­нуть и к вам с настоящей просьбой относительно Ирлина.

      Писатель Короленко.

            И на это удостоился тоже ответа (через градона­чальника).

            Тифлис, 1001, пр. 84--4/XII--11--28 ночи.

            Петербург Градоначальнику. Прошу объявить писателю Короленко по поводу его ходатайства передо мною по телеграфу за еврея Ирлина, осужденного 16 ноября временным военным судом в Баку за вооруженное сопротивление по пред­варительному соглашению и совокупными силами с другим лицом задержавшему их городовому, сопро­вождавшееся убийством последнего, -- что заявление его, Короленко, об его глубоком убеждении в судеб­ной по этому делу в отношении Ирлина ошибке, -- не­зависимо от своей голословности, явно противоречит фактическим обстоятельствам виновности этого осуж­денного, оставлено мною без последствий.

      Граф Воронцов-Дашков.

            {229} Ходатайство мое было действительно и поневоле го­лословно. Хуже то, что и конфирмация тоже голословна и даже хуже: явно противоречит фактам суд[ебного] следствия.

            Ирлин, несомненно, как теперь для меня вполне яс­но,-- казнен невинно" (ОРБЛ, ф. 135, разд. 1, папка N 46, ед. хр. 5.).

         

      ПОСЛЕДНЕЕ СВИДАНИЕ С Л. Н. ТОЛСТЫМ.

      ПОСЛЕ ПОХОРОН

           

            Статьи отца о смертной казни вызвали теплое к нему чувство Толстого, желание увидеться.

            "...Был у меня Сергеенко, -- пишет отец 3 августа 1910 года жене, -- и очень уговаривал, чтобы я заехал на день к Толстому. Говорил, что Толстой этого очень же­лает ("меня потянуло к Короленку, а он не едет")".

            Зная выраженное Толстым желание, отец поехал в Ясную Поляну. В письме к Т. А. Богданович от 6-7 ав­густа 1910 года он подробно изложил свои впечатления о последней встрече с Толстым.

            "...Доехал до Тулы. Хотел бросить это письмецо в ящик, а потом подумал,-- что лучше сделать это завтра, "после Толстого". Поезд, с которым я сюда приехал, сворачивает на Челябинск. Зато готов отойти "дачный". На нем до Козловой Засеки. Оттуда, кажется, придется идти пешком. Говорят, недалеко.

            Продолжаю, сидя на груде камней между Засекой и Ясной Поляной. Сзади, на возвышении, видны здания станции в лесу. Впереди--широкая просека, в конце ее -- на небольшой горочке Ясная Поляна. Тепло, сум­рачно, хочет моросить. У меня странное чувство: ощущение тихого сумеречного заката, полного спокойной {230} печали. Должно быть -- ассоциация с закатом Толстого. Едет мужик на плохой клячонке. Плетется старик с се­дой бородой, в стиле Толстого. Я подумал: не он ли? Нет. Какие-то двое юношей, один с аппаратом. Пожа­луй, тоже пилигримы, как и я. Трое мужиков,-- впро­чем, в пиджаке,-- с сетями и коробами на плечах. Идут ловить птицу. Спрашиваю дорогу в усадьбу Толстого. "А вот, скоро ворота направо. Там еще написано, чтобы сторонним лицам ни отнюдь не ходить". Проходят. Я царапаю эти строчки. Моросит. Над лесом трещит сухой короткий гром. Пожалуй, вымочит. Не обещаю Вам систематического interview (Интервью (англ.).), но набросаю

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту