Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

12

Виргилия или  Гомера. Его голос звучал тогда такими глухими загробными раскатами,  что сидевшие по углам  и  наиболее поддавшиеся действию жидовской горилки слушатели опускали головы,    свешивали  длинные  подстриженные  спереди  "чуприны"  и  начинали всхлипывать:

        - О-ох, матиньки, та и жалобно ж, хай ему бис! - И слезы капали из глаз и стекали по длинным усам.

        Нет поэтому ничего удивительного, что, когда оратор внезапно соскакивал с  бочки  и  разражался  веселым  хохотом,    омраченные  лица  хохлов  вдруг прояснялись,  и  руки  тянулись  к  карманам  широких  штанов  за  медяками. Обрадованные благополучным окончанием трагических экскурсий  пана  Тыбурция, хохлы поили его водкой,  обнимались с  ним,  и  в его картуз падали,  звеня, медяки.

        Ввиду  такой поразительной учености пришлось построить новую гипотезу о происхождении этого  чудака,  которая  бы  более  соответствовала изложенным фактам" Помирились на том,  что пан Тыбурций был некогда дворовым мальчишкой какого-то  графа,    который  послал  его  вместе  со  своим  сыном  в  школу отцов-иезуитов,  собственно  на  предмет  чистки  сапогов  молодого  панича. Оказалось,    однако,    что  в    то  время,    как  молодой  граф  воспринимал преимущественно удары  трехвостной  "дисциплины"  святых  отцов,  его  лакей перехватил всю мудрость, которая назначалась для головы барчука.

        Вследствие окружавшей Тыбурция  тайны,  в  числе  других  профессий ему приписывали также отличные сведения по части колдовского искусства.  Если на полях,    примыкавших  волнующимся  морем  к  последним  лачугам  предместья, появлялись вдруг  колдовские "закруты" {Прим.  стр.  25},  то  никто не  мог вырвать их с большею безопасностью для себя и жнецов, как пан Тыбурций. Если зловещий "пугач" [Филин] прилетал по вечерам на чью-нибудь крышу и  громкими криками накликал туда смерть,  то опять приглашали Тыбурция,  и он с большим успехом прогонял зловещую птицу поучениями из Тита Ливия.

        Никто не мог бы также сказать,  откуда у пана Тыбурция явились дети,  а между тем,  факт,  хотя и  никем не  объясненный,  стоял налицо...  даже два факта:  мальчик лет семи,  но  рослый и  развитой не по летам,  и  маленькая трехлетняя девочка.  Мальчика пан  Тыбурций привел,  или,  вернее,  принес с собой с  первых дней,  как  явился сам  на  горизонте нашего города.  Что же касается девочки,  то,  по-видимому,  он отлучался,  чтобы приобрести ее, на несколько месяцев в совершенно неизвестные страны.

        Мальчик,  по имени Валек, высокий, тонкий, черноволосый, угрюмо шатался иногда по  городу без  особенного дела,  заложив руки в  карманы и  кидая по сторонам взгляды,  смущавшие сердца калачниц. Девочку видели только один или два  раза  на  руках пана Тыбурция,  а  затем она  куда-то  исчезла,  и  где находилась - никому не было известно.

        Поговаривали о каких-то подземельях на униатской горе около часовни,  и так как в тех краях,  где так часто проходила с огнем и мечом татарщина, где некогда  бушевала панская "сваволя" (своеволие) и  правили кровавую расправу удальцы-гайдамаки,  подобные подземелья очень нередки,  то  все  верили этим слухам, тем более, что ведь жила же где-нибудь вся эта орда темных бродяг.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту