Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

126

-- дело уж их: собирать подписи и прочее. Зав­тра же принимаюсь за статейку для "Р[усского] бо­гатства]" по этому же предмету" (Короленко В. Г. Избранные письма. В 3 т. Т. 2. M., 1932, стр. 283-284.), -- написал Короленко жене 15 ноября 1911 года.

            Воззвание "К русскому обществу", о котором пишет отец, появилось со многими подписями писателей, уче­ных, общественных деятелей в газете "Речь" 30 ноября 1911 года и было перепечатано другими изданиями. (См. на нашей странице -- ldn-knigi). "Статейка" же разрослась в большую статью, озаглав­ленную "К вопросу о ритуальных убийствах".

            Кроме этих литературных работ, отец принимал уча­стие в совещаниях защитников, внимательно следя за делом.

            "...В газетах появились известия (в первом "Киевля­нине" притом), что предание суду Бейлиса еще далеко не решено, может, и не состоится и т. д. Выдвигая ме­ня, может быть, Грузенберг и имел в виду показать, что кое-как под шумок черносотенных воплей это дело провести не удастся, что оно будет освещено со всех {249} сторон и т. д. Ну, а улик, говорят, никаких. Вот они там в Киеве и призадумываются. Срамиться не хочется. Значит, твой престарелый супруг на сей раз, пожалуй, выдвинут в качестве некоего декоративного пугала. Ну, а придется выступить, -- чувствую, что справлюсь. Не совсем еще ослаб. Подчитываю кое-что, в том числе и черносотенное, и меня подмывает: ты ведь знаешь, что с черносотенцами поговорить я люблю" (Короленко В. Г. Избранные письма. В 3 т. Т; 2. M., 1932, стр. 286-287.), -- писал Короленко жене 26 ноября 1911 года.

            Следствие тянулось два года, и дело было поставле­но в суд на 25 сентября 1913 года. К этому времени отец тяжело заболел.

            "Если дело Бейлиса не отложат, поехать, вероятно, не смогу, -- писал отец мне 17 сентября 1913 года. -- Очень вероятно (пишут в газетах), что отложат. Оче­видно, боятся огромного скандала, можно сказать, на всю Европу. А придумать еще какой-нибудь фокус все равно не удастся. Говорят, заседание все-таки откроют, но найдут какие-нибудь причины, чтобы отложить. Бед­няге, ни в чем неповинному Бейлису, придется сидеть еще... Мне лично дело очень интересно и быть на нем очень бы хотелось".

            Выступить в защите по болезни отец не мог, но не усидел и в Полтаве.

            "...Завтра едем с мамой в Киев. Это для защиты уже поздно, и я в суде выступать не буду, да и Будаговский решительно воспрещает. Хочется, однако, посмотреть на все это собственными глазами"

            (Там же, стр. 323.),-- сообщил он Наталье Владимировне 11 октября 1913 года.

            12 октября отец и мать приехали в Киев, и на сле­дующий день отец присутствовал на суде, сидя в ложе журналистов. В письме ко мне 15 октября он сообщал:

            {250} "Вчера, во время перерыва, я подвергся жестокой атаке защитников: я изложил свою точку зрения на религиозную сторону вопроса для того только, чтобы передать им кое-какие материалы и то, как я их думал бы осветить. Они и насели,-- но я не пойду[...] Сего­дня, напр[имер], настроение отличное, но вчерашний день (работал и был в суде) все-таки сказался признаками (легкой еще) одышки. Ну, а уж это известно: как одышка, так и сорвусь. И защита не выйдет, и себя ис­порчу. Сбежать, уже

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту